Библейская лексика в топонимии русского севера

Е. Л. Березович

Исследования в области реконструкции традиционной народной картины мира, активизировавшиеся в последние десятилетия, ведутся силами разных наук - фольклористики, этнологии, лингвистики и др. Каждая из них, используя собственный материал и методы анализа, создает свой "эскиз" картины мира. Эти варианты, безусловно, коррелируют между собой, однако задача сведения их к инвариантному концептуальному "языку" народной культуры пока далека от выполнения. Кроме того, инвариантность такого языка культуры не менее (если не более) относительна, чем инвариантность естественного языка, соединяющего в себе множество форм существования. Поэтому весьма актуальным представляется описание специфики отдельных форм существования традиционной картины мира, различающихся путями формирования концептуальной информации, сферой бытования и т.п.

В данной статье рассматривается топонимическая "версия’ народной картины мира, причем в качестве конкретного объекта анализа избрана одна из наиболее важных в концептуальном отношении сфер - сфера христианской религии, отраженная в библейских образах предполагается выявить особенности функционирования и смыслового наполнения библейской лексики в топонимии одного из наиболее интересных в этнолингвистическом отношении регионов России - Русского Севера [1]. Материал статьи извлечен из полевых картотек топонимической экспедиции кафедры русского языка и общего языкознания Уральского университета по территории Архангельской, Вологодской и частично Костромской областей.

Путем сплошной выборки из картотеки извлечены топонимы, в основе которых - 1 производящих лексем. Эти лексемы можно разделить на 2 группы: наименования географических объектов (Вавилон, Голгофа, Елеон, Иерусалим, Иордан, Палестина, Синай, Содом; сюда же условно отнесены слова ад и рай) и наименования персонажей (ангел, Бог, Богородица, дьявол, сатана, Христос). Лексема "Бог" внесена в список тоже условно, так как может быть связана не только с христианской религией, но и с языческими представлениями, однако ее христианская "маркированность" для носителей русского языка психологически первична. Отметим, что к анализу не привлекались топонимы, метонимически связанные с наименованиями церквей, - Архангельское, Богоявленское и т.д., так как они созданы в результате прямой номинации и не отражают специфики переосмысления библейского образа народным сознанием.

Схема подачи материала такова: для каждой группы топонимов, в основе которых - соответствующая библейская лексема, указывается частотность распространения, выявляется наличие (отсутствие) закономерностей в соотнесении топонимов с определенным типом географических объектов, приводятся мотивационные контексты - объяснения названий информантами, отмечаются случаи семантической связанности топонимов, обозначающих смежные объекты. Примеры топонимов сопровождаются паспортизирующей справкой - указанием на область и район (районы) фиксации названия; если в топонимии района несколько омонимичных топонимов, то указывается деревня, в микросистеме которой записан каждый из них; также паспортизируются мотивационные контексты. По ходу подачи материала делаются выводы о смысловом наполнении соответствующих топонимов.

1. Топонимы, образованные от названий библейских географических объектов

ВАВИЛОН. 5 топонимов - поле Вавилон (Арх: Он, Порог), часть д. Вавилон (Арх: Лен), лес Вавилонка (Арх: Шенк), бол. Вавилонское (Арх: К-Б), поле Вавилоны (Арх: Он, Усолье). Закономерности в объектной соотнесенности не просматриваются, однако характерно то, что четыре из пяти вышеперечисленных объектов расположены около деревень, в которых есть церкви. Возможно, в этих случаях топонимы с основой вавилон - результаты символической номинации, при которой названия мотивированы самим только фактом религиозной маркированности. Это подтверждается семантической микросистемой поле Вавилон - поле Ерусалимы (объекты расположены около онежской д. Порог). Однако для топонимов с рассматриваемой основой возможна не только символическая, но и образная мотивация, ср. название Вавилон (часть д. Цылиба), которое мотивируется следующим контекстом: "на горе стоит, вот и Вавилон" (Лен, Лена) - здесь образные истоки названия, очевидно, связаны с Вавилонской башней.

ГОЛГОФА. 2 топонима - г. Голгофа (Арх: Уст), г. Голгофы (Влг: Гряз). В обоих случаях топонимом Голгофа (Голгофы) обозначаются гористые, возвышенные места, что указывает на прозрачность связи этих названий с легендарным библейским топонимом. Грязовецкие Голгофы расположены у с. Юношеское, где когда-то был монастырь. О существовании монастыря говорит название г. Скит, находящейся в нескольких десятках метров от Голгоф. Топоним Голгофы имеет следующую мотивировку: "был монастырь, монахи эти горы насыпали, вот и Голгофы"; "говорят, эти горы насыпные. Монахи местного монастыря наносили их подолами. Там были подземные ходы. Лестницы на них сделаны. Как курганы могильные горы эти. Подымали на их колокол для монастыря, а он упал в русло реки - пришлось ново русло копать" (Гряз, Юношеское). Итак, мотивационная основа данного топонима - образ горы, соотнесенность с монастырем, а также ассоциация с могильным курганом, вызванная искусственным происхождением объекта (как известно, библейская Голгофа - место казней).

ЕЛЕОН. 1 топоним - г. Елеон (вар. Илион) у д. Лопшеньга (Арх: Прим). Для интерпретации этого топонима следует учесть, что гора, обозначаемая им, находится недалеко от Соловецких островов - на территории, где целый ряд объектов, по всей видимости, был номинирован не без участия соловецких монахов. Ср. название г. Синай у расположенной по соседству с Лопшеньгой д. Летний Наволок и др. [2]. Названия "Елеон" и "Синай" можно считать результатами символической номинации, воплощающими некий прецедентный образ горы и не прошедшими конкретной сверки со свойствами объекта.

ИЕРУСАЛИМ. 21 топоним - пок. Ерусалим (Арх: Он), поле Ерусалим (Влг: Ваш), поле Иерусалим (Арх: В-Т), д. Иерусалим (Влг: К-Г) и другая специфика объектной соотнесенности такова: более половин топонимов (12) обозначают поля и покосы, 3 топонима - ручьи, 2 - горы, 2 - озера, 2 - населенные пункты. Характерно то, что в нескольких случаях "иерусалимы" расположены около деревень, причем тех, где есть или раньше были церкви - на это могут указывать сами названия деревень, ср.: поле Иерусалим у д. Троицкая (Арх: В-Т), пожня Ерусалимы у д. Покровское (Влг: Ваш) и др. В этих случаях Иерусалим - результат символической номинации, отражающей только связь объекта с культовым сооружением. Данное положение подтверждается тем, что "слово Иерусалим в переносном смысле означает и вообще Церковь Божию - Христианскую, ветхозаветную и новозаветную" (БЭ, 334-335). Показательно также то, что одно из полей с названием Иерусалим расположено недалеко от поля Вавилон (Арх: Он, Порог), это также подчеркивает символическое звучание топонима (см. ВАВИЛОН).

Однако для некоторых топонимов, образованных от основы иерусалим, возможен и другой мотивирующий смысл, ср. комментарий информанта: "Ерусалим - самая дальняя пожня у нас, до ей далеко, как до Ерусалима" (Арх: Уст, Строевское). Около этой пожни находится пожня Палестина - и этот семантический ряд актуализирует прототипическую библейскую ситуацию.

ИОРДАН. 12 топонимов - яма с водой Ердан (Арх: Холм), пок. Ерданка (Влг: Ник), ключ Иордан ( Влг: Сямж), руч. Иорданка (Влг: Устюж), родник Иордань ( Арх: Карг) и т.д. Из 12 топонимов 9 относятся к водной микротопонимии, обозначая ручьи, родники, колодцы, ямы с водой. Ряд названий имеет прозрачные мотивировки, ср.: "на этом роднике была поставлена часовенка, там служили молебен" (Арх: Карг, Ловзанга); "там стояла ну как круглая избушечка, на столбах построена, там поп еще мачет крест" (Влг: Баб, Дийково); "ходили купаться, Иордан называли, часовенка раньше была" (Арох: Плес, Мозолово); "у ручья Иорданка церковь была, иорданы делали зимой, воду крестили" ( Влг: Устюж, Лычно). Контексты свидетельствуют о прозрачности образной основы топонимов, обозначающих источники со святой водой (текущие около церквей, часовен, обетных крестов), используемой для крещения и т.п. (ср. образ прототипической палестинской р. Иордан, где Иоанн Креститель крестил Христа). Последний из вышеприведенных контекстов указывает на существование апеллятива иордан (ердан, ердань и т.п.) в значении "прорубь для освящения воды", который широко фиксируется в русских народных говорах (Мурзаев, 202, 235). Однако в результате семантического развития в ряде говоров данный апеллятив, утрачивая семантику "святого места", приобретает значения "прорубь для подледного лова рыбы", "прорубь вообще", "яма с водой на болоте" (СТЭ; Мурзаев, 202; Полякова, 77-78). Это значение апеллятива может мотивировать топонимы, ср.: "на пожне много ям, иорданов, вот и прозвали Иорданская" (Арх: Лен, Сойга); "на болоте все ерданы, скот тонул, зовем Ерданское Болото" (Арх: Кон, Заважерец).

ПАЛЕСТИНА. 4 топонима - поляна Палестина (Арх: Вель; Уст), поле Палестинка (Влг: Сямж), поле Палестины (Арх: Вил). Как видно, топонимом Палестина номинируются поля и лесные полянки (возможно, не последнюю роль здесь сыграло вторичное сближение со словом поле). Объясняя названия, информанты выделяют следующие мотивационные возможности: а) урожайное место - "богато поле, хорошо родит, как в Палестине" (Вил, Фоминская); б) участок земли с песчаной, неплодородной почвой - "водосечь там, песочек, а он жирун, неплодородный" (Вель, Никифорова); в) выгоревшее место, пожога - "деды наши там лес вырубили, а потом все выпалили, вот и зовется Палестиной" (Вель, Ежевская). Приведенные мотивировки полярно противоположны: первая базируется на представлении о Палестине как о сказочно-прекрасной стране; во второй воплотился образ палестинских пустынь; что касается третьей мотивировки, то здесь несомненна аттракция к лексеме паль - "лесная пожога". Одна из Палестин (Арх: Уст) расположена недалеко от поля Ерусалим, в основе названия которого - признак удаленности объекта (см. ИЕРУСАЛИМ).

СИНАЙ. 1 топоним - г. Синай у д. Летний Наволок (Арх: Прим). См. ЕЛЕОН.

СОДОМ. 7 топонимов - пок. Содом (Влг: М-Реч), лес Содомиха (Костр: Нея), пок. Содомники (Арх: Кон), полосы в поле Содомы (Арх: Уст) и др. Данные микротопонимы обозначают сельскохозяйственные угодья или леса. Мотивационные контексты для этих названий отсутствуют, однако можно предположить, что последние в ономасиологическом плане аналогичны весьма распространенным наименованиям типа Спорное, Сутяжное, Браниха и т.п., которые обычно обозначают урочища, находящиеся на границах земельных угодий разных хозяев, боровшихся за право обладания соответствующими участками. Ср.: содом - "шум, беспорядок, суматоха; шумная, буйная толпа", содомить - "шуметь, кричать; ссориться, браниться" (ССРЛЯ, XIV, 134), содомный, содомливый - "шумный, крикливый" (Даль, IV, 260). Таким образом, топонимический содом - "место, из-за которого спорят (содомят)".

АД. 6 топонимов - бол. Ад (Арх: Прим), р. Адовая Курья (Арх: К-Б), бол. Адово (Арх: Вил; Вин), бол. Адово Болото (Арх: Лен; Леш). В объектной соотнесенности "адовых" топонимов просматривается четкая закономерность: они обозначают, как правило, болотистые, труднопроходимые места. При объяснении топонимов информантами обнаруживаются следующие смысловые компоненты, мотивирующие названия: а) мрачное, глухое место - "темное болото, страшное, как в аду" (Леш, Родома), "мрачное, страшное оно" (Леш, Вожгора), "топкое место, глухое" (Лен, Лена); б) опасное место - "там очень много растет морошки, ходили туда - и много несчастных случаев было. Там было как ад" (Вил, Вилегодск); в) отдаленное место - "Ад - самая дальняя пожня, 30 километров от деревни, там самый дальний сюземок, на болотине косили" (Прим, Лопшеньга). Интересно, что топоним Ад (мотивировка которого дана в последнем из вышеприведенных контекстов) включен в семантическую микросистему: бол. Ад - бол. Проклятые - ур. Молебское, ср.: "сначала Молебское - там молятся, в Проклятые потом идешь, потом Ад"; "на Ад пойдешь - у Молебского помолишься - там старики смеялись" (Прим, Лопшеньга). Показательна проявляющаяся здесь связь "ада" и "проклятого места". Соотнесенность Ад - Молебское актуализирует религиозное звучание топонима.

РАЙ. 11 топонимов - г. Раек (Арх: Холм), пок. Раеположенский (Арх: Нянд), пок. Рай ( Влг: Кир), хут. Рай Место (Костр: Меж), поле Райское (Арх: Холм) и др. Из 11 топонимов 8 обозначают поля, луга и урочища, 2 - населенные пункты, 1 - озеро. Топонимы с основой на рай имеют, как правило, прозрачные мотивировки, обозначая красивые или ценные в хозяйственном отношении объекты, ср.: "покос Рай есть, уж там очень хорошо, избушки на берегу, место красивое, родник там недалеко" (Арх: Нянд, Лужная); "деревня Рай - хорошая в природных отношениях" (Арх: Вил, Меньшая); "место красивое, вот и Раек" (Арх: В-Т, Горка); "Рай назвали, потому что и сенокос, и озеро с рыбой, и речка - все рядом" (Арх: Шенк, Шахановская). Подобная мелиоративная семантика отражена и в микросистеме д. Хорошая - хут. Рай Место (Костр: Меж, Никола).

2. Топонимы, образованные от наименований библейских персонажей

АНГЕЛ. 2 топонима - бол. Ангело (Арх: Пин), оз. Ангельское (Арх: Холм). Исходное мотивационное значение этих топонимов выявить трудно, так как фиксации малочисленны, мотивационные контексты, семантические микросистемы и т.п. отсутствуют.

БОГ [3]. 27 топонимов - пок. Боги (Арх: Уст), г. Богова (Влг: Кир), лес Богова Дача (Костр: Галич), ур. Богово (Влг: Баб), поле Богов Угол (Влг: Устюж), оз. Боголепово (Арх: Он), лес Боголомина (Арх: Вель; К-Б), ур. Боженькина Нива (Влг: Бел), бол. Божково (Костр: Пыщ), пок. Божья Нива (Влг: Череп) и др. Объектная соотнесенность "Божьих" топонимов разнообразна и не обнаруживает закономерностей, кроме той, что во всех случаях перед нами микротопонимы (еще, пожалуй, показательно отсутствие или небольшое количество разных типов водных объектов: ручьев нет, озеро - 1, болот - 2). Семантика этих наименований тоже весьма пестра.

Во-первых, обнаруживается группа топонимов, обозначающих культовые места, причем культы эти являются преимущественно языческими по происхождению. Ср. мотивировку названия поля К Богу в Ступочку: "в конце поля порядочный камень, а в нем - как ножка ступлена так даже люди носили кой-чего и клали" (Влг: Ваш, Лукьяново). Можно предположить, что перед нами - реликт фетишистской традиции, характерной для финно-угров: известно, что эстонцы выбирали себе в качестве жертвенных камни с углублениями. Интересен мотив следа на камне: камни со "следами ног" (или объекты, содержащие такие камни) воспринимаются как обладающие сверхъестественными свойствами и получают названия, образованные от основ Бог (святой) или черт [4]. Фетишистские мотивы (отголоски культа деревьев), скорее всего, отражены в названии пок. Богова Сосна (Костр: Галич), ср. также наименование ур. Святые Сосны ( Влг: Нюкс). Урочище Боженко имеет параллельное название Городище, а недалеко находится бол. Идолово (Арх: Холм). Вероятно, этот топонимический комплекс свидетельствует о былом существовании на этом месте языческого святилища. Обстоятельства подобного рода, по мнению А.К Матвеева (устное сообщение), могли мотивировать название покоса Боги, расположенного около д. Будрино (Арх: Уст) - в местах, где целая серия топонимов и топонимических преданий говорит о пребывании здесь чудских племен.

Во-вторых, топонимы, образованные от основы Бог, могут быть связаны с культовым местом иного рода - христианским кладбищем. Ср. мотивировку топонима Божий Городок, являющегося неофициальным названием д. Погост: "все смеялись: вот, мол, все живем в Божьем Городке, на Погосте" (Арх: Холм, Погост).

В-третьих, "Божьи" топонимы могут быть мотивированы народными представлениями о Боге как о небожителе и громовержце. Ср. название г. Богова Гривка с мотивировкой "на ровном месте горка высокая" (Арх: Уст, строевское), подобный смысл вложен в название г. Христовая Печка (см. ХРИСТОС); то же можно предполагать для названий г. Богова (Влг: Кир), ур. Богова Грива (Влг: К-Г). Интересны наименования, образованные от основы боголом. Они обозначают труднопроходимые лесные урочища, заваленные буреломом (в говорах Русского Севера известен апеллятив боголом "бурелом" (СТЭ)). Ср. мотивировку названия леса Боголомина: "лес выломан бурей" (Арх: Вель, Благовещенское). Топонимы такого рода актуализируют представления о "божественном происхождении" бури и бурелома, однако надо помнить и о другой стороне медали: лексема боголом по своей структуре, семантике, экспрессивным коннотациям тождественна лексеме чертолом (СТЭ). Можно засвидетельствовать факт своеобразного семантического выравнивания лексем Бог и черт на базе экспрессивных коннотаций. О возможности такого выравнивания уже говорилось в литературе, приведем для иллюстрации только поговорку, бытующую в Архангельской области: "Бог да чертяк (лешак) - близнецы-братья, одному то положено, другому - это" (СТЭ) К этой же группе, вероятно, примыкает название урочища Богов Дворец, ср. мотивировку: "по этой поляночке только на лошади проехать можно, там княжанка, смородина, черемуха растет - через кусты продраться очень трудно" (Влг: Кир, Коротецкая). Однако помимо негативной экспрессивной семантики, обусловленной труднопроходимостью урочища и подчеркиваемой шутливым употреблением слова дворец, здесь можно предполагать и мелиоративную оценку свойств объекта (место, дающее хороший урожай ягод). Скорее всего, ни одной из этих возможностей не следует отдавать предпочтения - и название можно рассматривать как комплексно мотивированное, сочетающее негативные и позитивные коннотации.

В-четвертых, "Божьи" топонимы могут иметь "модернизированную" семантику, обозначая никому не принадлежащие, "ничейные" участки, ср. мотивировку названия леса Богова Дача (Костр: Галич): "ничейный лес, Бог им ведал" (Щедрино); "остался участок леса - не принадлежит никому - значит, Богу" (Сидорово). Шутливая тональность мотивировки подчеркивается аналогичным звучанием функционирующего в названии слова дача .

Вообще, экспрессивность нередко присуща "Божьим" топонимам - это проявляется и в том, что в их составе могут присутствовать уменьшительно-ласкательные суффиксы, ср.: ур. Боженькина Нива (Влг: Бел), ур. Боговый Лужок (Влг: Кир), поле Божье Польцо (Влг: Вож) и др. Мелиоративная семантика заложена также в названии поляны Боголепова (Арх: Карг), озера Боголепово (Арх: Он), ср. боголепый "приличный, достойный божественности, одаренный божественною красотою" (Даль, I, 104).

Итак, "Божьи" топонимы имеют широкий семантический спектр - от обозначений языческих культовых мест до шутливой манифестации отношений собственности.

БОГОРОДИЦА (БОГОМАТЕРЬ). 18 топонимов - пок. Богоматерь (Влг: М-Реч), ур. Богородица (Арх: Мез), пок. Богородицы Полянка (Арх: Вель), пок. Богородская (Влг: Тот), г. Богородская Гора (Костр: Галич), поле Богородское (Влг: Гряз) и др. Чаще всего топонимы, образованные от лексемы Богородица , обозначают культовые объекты - места, где установлен крест или часовня с иконой Божьей Матери, которая (икона), как иногда отмечают предания, явилась людям на месте будущего культового сооружения, ср.: "пожня Богородская есть, там явилась иконка Божьей Матери на пеньке. Ее в церкву уносили, а она возвращалась. Там поставили крест и ходили молиться ко кресту, к иконке-то" (Влг: В-Уст, Плесо-Мосеево); "в ручье Богородском видели икону Владычицы" (Арх: Мез, Дорогорское); "коров ходили молили к Богородице, там изба стояла, место святое" (Арх: Мез, Совполье). Мотив явления икон Божьей Матери в ручьях, на полях, на ветвях деревьев и т.п. универсален [5]. Интересно, что в верховьях р. Северная Двина, на территории Котласского и Красноборского районов Архангельской области, широко распространены предания о явлении не только иконы, но и самой Богоматери, выходящей из реки, идущей по воде, оставляющей свои следы на дорогах, камнях и т.п. (СТЭ). Ср. отражение преданий такого рода в топонимии: "Богородица мимо церкви проходила и там шла, назвали деревню Богородицкая Кулига" (Арх: Котл, Починок).

Следует отметить, что мотивы, определяющие появление в том или ином месте креста и иконы Богородицы, могут быть прагматическими: в Поморье, например, кресты, установленные на морских и речных берегах, служили ориентирами для плавания, знаками, обозначающими особо опасные места [6], ср. отражение этой ситуации в топонимии: "Богородская Скала - опасное место, там все карбаса разбивались. Поставили там крест и икону Богородицы. В 1991 г. Егор Григорьевич отколотил крестовину на дрова. "Сдохнешь ведь", - сказал я ему. Он не послушался, а этой весной на Богородской Скале и погиб" (Арх: Мез, Кимжа).

Для характеристики смыслового наполнения "Богородских" топонимов важно учесть их способность вступать в оппозиции. Ср. пару названий ручьев Богородский - Скомороший, обозначающих текущие рядом притоки р. Мезень: "Скомороший - поганый ручей, у его в оленьи шкуры рядились, игрища устраивали, а в Богородском омывались" (Арх: Мез, Дорогорское). Здесь интересно наложение языческих и христианских мотивов: "бесовские" игрища сменяются христианским очистительным ритуалом.

ДЬЯВОЛ. 1 топоним - пок. Дьяволово (Арх: Уст). Показательна мотивировка: "место все изрыто, в ямах" (Уст, Сефтра). Интересно, что здесь дьяволу приписываются действия (рытье ям), характерные для персонажа языческой мифологии - черта (ср. многочисленные черторои) - и это лишний раз свидетельствует о наложении и взаимодействии языческих и христианских представлений.

САТАНА. 5 топонимов - перекат Сатана (Арх: В-Т), д. Сатаниха (Влг: Хар), плесо Сатанино (Арх: Холм), каменистая отмель Сатанцы (Арх: Прим), ур. Сатаны ( Влг: К-Г). 3 топонима из 5 обозначают водные объекты (перекат, плесо, каменистая отмель), причем в двух случаях объекты характеризуются скоплением камней, ср. мотивировку топонима Сатана: "быстро каменье" (В-Т, Монастырь). Каменные завалы в мифологии как славян, так и финно-угров, населявших Русский Север, связываются с действиями представителей "низшей демонологии". Таким образом, сатана выступает как функциональный субститут черта, лешего и т.п.

ХРИСТОС. 4 объекта - г. Христовая Печка (Арх: Уст), пок. Христов Лог (Влг: К-Г), лесное ур. Христовская Гривка (Влг: К-Г), пок. Христовский Отвод (Влг: Бел). Мотив номинации указывается только в одном случае: "Христовая Печка - высокая горка, весной там тепло и снег раньше тает, чем везде" (Уст, Сабуровская). Здесь мотивирующей оказывается высота объекта (близость к небу, к Богу) и мелиоративная оценка его свойств (ср. поговорку "как у Христа за пазухой"). Мотивировка топонима Христовская Грива также может быть связана с высотой объекта (диал. грива - "продолговатая возвышенность") или же с урожайностью урочища (лесные гривы обычно богаты ягодами).

Подведем некоторые итоги.

Топонимы, образованные от названий библейских географических объектов, имеют следующую частотность распространения: Иерусалим - 21, Иордан - 12, Содом - 7, Вавилон - 5, Палестина - 4, Голгофа - 2, Елеон - 1, Синай - 1; рай - 11, ад - 6. Эти данные отражают степень закрепленности того или иного образа в народном сознании. В этой группе частотны символические номинации: значимым оказывается сам факт связи (смежности) объектов с каким-либо местом отправления христианских культов (Иерусалим, Вавилон). Иногда символизируется тип географических объектов - например, воплощается прецедентный библейский образ горы - см. Елеон, Синай, однако такие случаи единичны и нехарактерны для народной топонимической системы в целом (названия Елеон и Синай менее известны, чем, допустим, Иерусалим или Палестина, и использовать их в топономинации могли, скорее всего, "профессионалы" - монахи).

В то же время нередки случаи, когда библейские топонимы проходят "переплавку" в народной топосистеме, включив в свою мотивационную базу магистральные для традиционной топономинации признаки: "удаленность объекта" (Иерусалим), "высота объекта" (Вавилон), "характер почвы" (Палестина). Весьма примечательна поляризация мотивировок для топонима Палестина - от "урожайного места" до "неплодородного": представление о сказочной Палестине, земле обетованной, сменяется трезвой хозяйской оценкой ее природных условий. В ходе такой "переплавки" происходит своеобразная "десакрализация" названий, утрата ими "христианской маркированностми", ср., например, эволюцию семантического наполнения топонимов, образованных от лексемы Иордан.

Органично освоены топосистемой "адские" и "райские" названия, выражающие, соответственно, негативную и позитивную оценку свойств объектов (тоже, как правило, без религиозных коннотаций).

Что касается наименований библейских персонажей, то здесь характерно следующее: образы "отрицательных" персонажей большой активности в топонимации не проявляют (дьявол - 1 топоним, сатана - 5) в то же время образы их языческих по происхождению "коллег" гораздо более частотны (черт - более 150 топонимов, бес - 15, леший - 7). Кроме того, топонимические дьявол и сатана выполняют действия, характерные именно для персонажей языческой низшей демонологии (рытье ям, нагромождение каменных завалов). Таким образом, традиционная топонимическая система остается приверженной образам языческой мифологии, а христианские персонажи появляются, как правило, в тех случаях, когда могут взять на себя функции "низших демонов".

Смысловое наполнение тополексемы ангел неясно, а вот топонимы, образованные от основы Бог, с семантической точки зрения весьма разнообразны. Характерна связь этих топонимов с культовыми местами, причем семантическая корреляция тополексем Бог - идол, использование тополексемы Бог в форме множественного числа, сочетаемость атрибутива Богов со словом сосна говорят о том, что эти культы могут носить языческий характер. Что касается "Богородских" топонимов, то они оказываются соотнесенными с местами отправления христианских культов - и в этом качестве могут быть противопоставлены топонимам, обозначающим объекты, связанные с языческими культами (ср. антитезу Богородский - скомороший). "Божьи" и "Христовы" топонимы иногда являются результатами символической номинации, характеризуя высокие объекты (горы). Важно отметить, что "Божьи" топонимы могут семантически уравниваться с "чертовыми" (ср. семантическое тождество боголомов и чертоломов). Наконец, полная нивелировка религиозных коннотаций отражена в посессивной семантике некоторых "Божьих" топонимов, обозначающих "ничейные" земли.

В целом надо отметить, что библейские топонимы, хоть и образуют достаточно выразительную группу, весьма раритетны в традиционной топосистеме.

Можно говорить о том, что топонимия дает "бытовой" вариант картины мира, в котором образы христианской религии могут трансформироваться в соответствии с логикой традиционной топонимической системы, подобно тому, как народный лубок трансформирует образы христианской иконописи.

Список литературы

1. Отражение религиозных представлений в топонимии Русского Севера уже становилось предметом изучения (ср., напр.: Летова И.А. О следах языческих представлений в русской топонимии // Вопросы ономастики. Свердловск, 1982. Вып. 15. С.32-45; Семантическое противопоставление "святой" - "черт" в топонимии Русского Севера // Этимологические исследования. Свердловск, 1988. Вып. 4. С.105-118). Однако в центре внимания этой исследовательницы находились преимущественно языческие верования; мы же попытаемся описать особенности трансформации образов христианской религии в севернорусской топонимии.

2. См.: Березович Е.Л. Топонимическое пространство как текст // Ежегодник Научно-исследовательского института русской культуры, 1994. Екатеринбург, 1995. С.89-90.

3. Еще раз отметим, что в число "Божьих" топонимов не включались названия типа "Богоявленское", "Богословка", "Богомоленная", "Богоносово" и т.п., напрямую связанные с культовыми сооружениями или действиями и не содержащими элемента переосмысления; также не рассматривались ономасиологически неясные или двусмысленные наименования типа "Боголиц", "Боголитиха", "Божомоиха" и т.п.

4. Подробнее см.: Березович Е.Л. Топонимическое пространство... С.93.

5. См.: Земная жизнь Пресвятой Богородицы / Сост. С.Снессорева. Ярославль, 1993.

6. О полифункциональности таких крестов см.: Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья XIX - нач. XX в.: Этногр. очерки Л., 1983. С.173.

Список сокращений

Названия областей и районов

Арх - Архангельская область Баб - Бабаевский район Вологодской области Бел - Белозерский район Вологодской области Ваш - Вашкинский район Вологодской области Вель - Вельский район Архангельской области Вил - Вилегодский район Архангельской области Вин - Виноградовский район Архангельской области Влг - Вологодская область Вож - Вожегодский район Вологодской области В-Т - Верхнетоемский район Архангельской области В-Уст - Великоустюгский район Вологодской области Гряз - Грязовецкий район Вологодской области Карг - Каргопольский район Архангельской области К-Г - Кичменгско-Городецкий район Вологодской области Кир - Кирилловский район Вологодской области Кон - Коношский район Архангельской области Костр - Костромская область Котл - Котласский район Архангельской области Лен - Ленский район Архангельской области Леш - Лешуконский район Архангельской области Меж - Межевской район Костромской области Мез - Мезенский район Архангельской области М-Реч - Междуреченский район Вологодской области Нея - Нейский район Костромской области Ник - Никольский район Вологодской области Нюкс - Нюксенский район Вологодской области Нянд - Няндомский район Архангельской области Он - Онежский район Архангельской области Пин - Пинежский район Архангельской области Плес - Плесецкий район Архангельской области Пыщ - Пыщугский район Костромской области Сямж - Сямженский район Вологодской области Тот - Тотемский район Вологодской области Уст - Устьянский район Архангельской области Устюж - Устюженский район Вологодской области Холм - Холмогорский район Архангельской области Череп - Череповецкий район Вологодской области Шенк - Шенкурский район Архангельской области

Названия типов географических объектов

бол. - болото г. - гора д. - деревня пок. покос р. - река руч. - ручей ур. - урочище хут. - хутор

Названия источников материала

БЭ - Библейская энциклопедия. Репринт. М., 1990. Даль - Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1989-1991. Мурзаев - Мурзаев Э.М Словарь народных географических терминов. М., 1984. Полякова - Полякова Е.Н. От "араины" до "яра": Русская народная географическая терминология Пермской области. Пермь, 1988. ССРЛЯ - Словарь современного русского литературного языка: В 17 т. М.; Л., 1948-1975.