Содержание

 

Введение

1. Понятие класса

2. Типология классов

3. Средний класс в России

Заключение

Список использованной литературы

Введение

 

Давно известно, что носители культурно-исторических генотипов любого этнополитического сообщества и его жизненных сил являются средние слои. Еще Аристотель считал, что государство, в котором преобладают «средние слои», будет иметь наилучший государственный строй. Эта мысль актуальна и сегодня. Не случайно тема среднего класса – одна из ключевых в идеологии российских реформ. Представители различных общественно-политических направлений объявляли себя выразителями интересов среднего класса, но интерпретировали эту тему по-разному. Однако все сходились и сходятся в том, что «толщина» среднего слоя российского общества и тот облик, который он примет в ходе развернувшихся с начала 90-х годов социально-экономических и политических преобразований, в значительной степени определят дальнейший путь развития нации, общества и государства.      

Первые упоминания о среднем классе появились во время перестройки. Конец 80-х гг. ознаменовался появлением в научных журналах нескольких публикаций, которые были специально или в значительной мере посвящены именно этой проблеме.

Начавшийся в августе 1998 г. кризис привел к возникновению как в среде профессиональных социологов, так и в особенности в средствах массовой информации точки зрения об исчезновении среднего класса. Не остались в стороне и солидные европейские органы печати. Так, еще весной 1999 г. «Ди цайт» поместила огромный материал под названием «Новый средний класс в России». Восемьдесят лет спустя после Октябрьской революции снова происходят революционные изменения: складывается буржуазный средний слой». Не прошло и года, и вот уже «Нойе цюрхер цайтунг» публикует статью двух российских экспертов о судьбе среднего класса в России, во вводной части которой говорится: «Сегодня общепринятым является утверждение о том, что в России больше нет среднего класса, правда, при этом остается не проясненным вопрос о том, а существовал ли он вообще когда-нибудь, или же мы имели дело с призраком».

Так что же: был ли средний класс в России? А может быть, слухи о смерти среднего класса сильно преувеличены? Иначе как понять, что во время предвыборной гонки практически все политические силы России сегодня соревнуются друг с другом в обещаниях выразить и начать энергично отстаивать интересы именно среднего класса?

1. Понятие класса

 

В социологии класс понимают в двух смыслах— широком и узком.

В широком значении под классом понимают социальную группу людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующуюся специфическим способом получения дохода.

Поскольку частная собственность возникает в период зарождения государства, считается, что уже на Древнем Востоке и в античной Греции существовали два противоположных класса — рабов и рабовладельцев. Феодализм и капитализм не являются исключением — и здесь существовали антагонистические классы: эксплуататоров и эксплуатируемых. Такова точка зрения К. Маркса, которой придерживаются и сегодня не только отечественные, но и многие зарубежные социологи.

В узком значении класс — любая социальная страта в современном обществе, отличающаяся от других доходом, образованием, властью и престижем. Вторая точка зрения преобладает в зарубежной социологии, а ныне приобретает права гражданства также в отечественной[1].

Отсюда можно сделать очень важный вывод: в историческом смысле классысамый молодой и самый открытый тип стратификации.

Действительно, принадлежность социальному слою в рабовладельческом, кастовом и сословно-феодальном обществах фиксировалась официально — правовыми либо религиозными нормами. В дореволюционной России каждый человек знал, в каком сословии он состоит. Людей, что называется, приписывали к той или иной социальной страте.

В классовом обществе дело обстоит иначе. Никого никуда не приписывают. Государство не занимается вопросами социального закрепления своих граждан. Единственный контролер — общественное мнение людей, которое ориентируется на обычаи, сложившуюся практику, доходы, образ жизни и стандарты поведения. Поэтому точно и однозначно определить количество классов в той или иной стране, принадлежность людей к классам очень сложно[2].

Сверху вниз в обществе расположены страты богатых, зажиточных (средний класс) и бедных людей, внутри классов которых мы можем обнаружить более мелкие подразделения, которые собственно и называются слоями, или стратами.

Богатые занимают самые привилегированные должности и самые престижные профессии. Как правило, они лучше оплачиваются и связаны с умственным трудом, выполнением управленческих функций. Вожди, короли, цари, президенты, политические лидеры, крупные бизнесмены, ученые и деятели искусств составляют элиту общества. К зажиточным слоям, составляющим средний класс, в современном обществе относят врачей, юристов, преподавателей, квалифицированных служащих, среднюю и мелкую буржуазию. К низшим слоям — неквалифицированных рабочих, безработных, нищих. Рабочий класс, согласно современным представлениям, составляет самостоятельную группу, которая занимает промежуточное между средним и низшим классами положение.

В высший класс входит старая родовая аристократия и нувориши, пришедшие из рядов финансистов, торговцев недвижимостью, королей нарко и порнобизнеса. Обычно богатые — не одиночки, а семьи и семейные кланы.

Богатые из высшего класса имеют более высокий уровень образования и больший объем власти. Бедные из низшего класса обладают незначительными властью, доходами и уровнем образования. Таким образом, к доходу как главному критерию стратификации добавляются престиж профессии (занятия), объем власти и уровень образования.

Класс богатых разбивается на верхний (очень богатых, миллиардеров) и нижний (просто богатых, миллионеров) слои. Средний класс состоит из трех слоев, а низший, или бедный, класс — из двух. Самый нижний слой именуют еще андерклассом, или «социальным дном».

 

2. Типология классов

 

Какие только типологии классов ни придумывали ученые и мыслители. Первыми свою модель предложили античные философы Платон и Аристотель.

Сегодня в социологии предлагают разные типологии классов. Первую типологию классов США предложил в 40-е годы XX века американский социолог Лойд Уорнер. Она включала шесть классов. Кроме этой предлагались и другие схемы, например: верхний — высший, верхний — низший, верхний — средний, средний — средний, нижний — средний, рабочий, низшие классы. Или: высший класс, верхний — средний, средний и нижний — средний класс, верхний рабочий и нижний рабочий класс, андеркласс. Вариантов множество, но важно уяснить себе два принципиальных положения:

• основных класса, как бы их ни называли, только три: богатые, зажиточные и бедные;

• неосновные классы возникают за счет добавления страт или слоев, лежащих внутри одного из основных классов[3].

С тех пор как Л. Уорнер разработал свою концепцию классов, прошло более полувека. Сегодня она пополнилась еще одним слоем и в окончательном виде представляет семипунктовую шкалу.

Верхний высший класс включает «аристократов по крови», которые 200 лет назад эмигрировали в Америку и в течение многих поколений скопили несметные богатства. Их отличает особый образ жизни, великосветские манеры, безупречный вкус и поведение.

Нижний — высший класс состоит главным образом из «новых богатых», еще не успевших создать мощные родовые кланы, захватившие высшие посты в промышленности, бизнесе, политике. Типичные представители — профессиональный баскетболист или эстрадная звезда, получающие десятки миллионов, но в роду у которых нет «аристократов по крови».

Верхний — средний класс состоит из мелкой буржуазии и высокооплачиваемых профессионалов, как-то крупные адвокаты, известные врачи, актеры или телекомментаторы. Образ жизни приближается к великосветскому, но позволить себе фешенебельную виллу на самых дорогих курортах мира или редкую коллекцию художественных раритетов они еще не могут.

Средний средний класс представляет самую массовую прослойку развитого индустриального общества. Он включает всех хорошо оплачиваемых служащих, среднеоплачиваемых профессионалов, одним словом, людей интеллигентных профессий, в том числе преподавателей, учителей, менеджеров среднего звена. Это костяк информационного общества и сферы обслуживания.

Нижнийсредний класс составляли низшие служащие и квалифицированные рабочие, которые по характеру и содержанию своего труда тяготеют скорее не к физическому, а к умственному труду. Отличительная черта — приличествующий образ жизни.

 Верхнийнизший класс включает средне- и малоквалифицированных рабочих, занятых в массовом производстве, на местных фабриках, живущих в относительном достатке, но манерой поведения существенно отличающихся от высшего и среднего класса. Отличительные черты: невысокое образование (обычно полное и неполное среднее, среднее специальное), пассивный досуг (просмотр телевизора, игра в карты или домино), примитивные развлечения, часто чрезмерное употребление спиртного и нелитературной лексики.

 Нижнийнизший класс составляют обитатели подвалов, чердаков, трущоб и прочих мало пригодных для жизни мест. Они не имеют никакого либо начальное образование, чаще всего перебиваются случайными заработками либо попрошайничеством, постоянно ощущают комплекс неполноценности вследствие беспросветной бедности и постоянных унижений. Их принято называть «социальным дном», или андерклассом.

Чаще всего их ряды рекрутируются из хронических алкоголиков, бывших заключенных, бомжей и т. п[4].

В социологии критерием отнесения человека к тому или иному слою выступают не только доход, но также объем власти, уровень образования и престиж занятия, которые предполагают специфический образ жизни и стиль поведения. Можно получать очень много, но все деньги неумело потратить или пропить. Важен не только приход денег, но и их расход, а это уже образ жизни.

Особую роль, стабилизирующую социальную и политическую обстановку в обществе, играет средний класс, который в индустриально развитых странах составляет 60-80% населения. Как правило, к среднему классу относятся врачи, преподаватели, инженерно-техническая интеллигенция (включая всех служащих),средняяимелкаябуржуазия(предприниматели),высококвалифицированные рабочие, руководители (менеджеры).

Костяк среднего класса составляют представители малого бизнеса: менеджеры (руководители высшего и среднего звена); фермеры; кадровые военные (старшие офицеры); техническая интеллигенция, гуманитарная интеллигенция; квалифицированные рабочие; работники сферы торговли, услуг и транспорта; служащие (госслужащие и служащие коммерческих структур).

Как показали социологические исследования, представители верхнего слоя среднего класса не только живут заметно лучше окружающих и в значительно большей степени удовлетворены своей жизнью, но и их взгляды на будущее отличает гораздо больший социальный оптимизм. Что же касается среднего слоя среднего класса, т. е. собственно среднего класса, то он не столь оптимистичен, хотя половина его все же рассчитывает на сохранение достаточно высоких статусных позиций. Слои же, занимающие в социальной иерархии более низкие позиции, отличаются гораздо большей неудовлетворенностью своей нынешней жизнью и пессимизмом в отношении будущего.

В научной литературе по составу среднего класса принято различать «традиционные», или «старые» средние слои, объединяющие мелких частных собственников (сфера мелкого и среднего бизнеса, фермеры и т. д.), и «новые» средние слои, включающие лиц, владеющих интеллектуальной собственностью, развитыми навыками сложной трудовой деятельности: менеджеров, интеллигенцию, лиц свободных профессий, служащих, высококвалифицированных рабочих и т. д. Общая закономерность динамики социальной структуры западного общества такова: сокращение удельного веса «традиционных» и рост «новых» средних слоев.

Так называемый старый средний класс, который начал формироваться в XVIII—XIX веках и существовал до середины XX века, состоял, прежде всего, из собственников — мелкой и средней буржуазии. Во второй половине XX века ему на смену пришел так называемый новый средний класс, включающий самонанятых. Ресурсы власти «новых средних» связаны не с собственностью, а с профессиональной деятельностью.

Ядро старого среднего класса составляют мелкие предприниматели (представители малого бизнеса) — это владельцы небольшой мастерской или фабрики, ресторанчика, фермеры-арендаторы, самозанятый водопроводчик или строитель и т. п. Ядро нового среднего класса составляют представители свободных профессий и менеджеры: инженеры, программисты, врачи, адвокаты, ученые и преподаватели и т. д. Если на стадии индустриального общества главенствовал старый средний класс, то на стадии постиндустриального общества ведущие позиции в классовой структуре общества занимает новый средний класс. Такова историческая логика эволюции западного общества. А какова логика развития среднего класса в России, если учесть, что за годы советской власти, т. е. в период с 1917 по 1991 гг., мелких и средних предпринимателей уничтожили, фазу индустриального развития общества завершить не удалось, хотя удельный вес нового среднего класса (пусть и нерыночного типа), а именно ученых, врачей, преподавателей, инженеров и руководителей, был очень значительным (не случайно страна гордилась тем, что ученых и врачей у нас на душу населения было больше всех в мире)?

Сегодня к среднему классу относят научных и инженерно-технических работников, управленческий, административный персонал, не занимающий высоких постов, работающую по найму интеллигенцию, городских и сельских мелких собственников, в том числе большую часть крестьянства и фермерства, рабочих высокой квалификации, работников сферы обслуживания и др.

В России эволюция среднего класса имеет более сложную динамику. Наше общество и здесь демонстрирует свой уникальный путь, на этот раз в формировании среднего слоя. Во второй половине XX века можно выделить два этапа (первый этап относится к дореволюционной России): 1) 60—80-е годы отмечены становлением и усилением советского среднего класса, социальные гарантии и материальное положение которого зависело от государственной собственности; 2) в 90-е годы начинается формирование нового, рыночного типа среднего класса, который связан с частной собственностью и его можно именовать постсоветским. Приватизация государственной собственности, возникновение частных капиталов на руинах общенародной собственности служит причиной перехода от одного типа среднего класса (нерыночного) к другому, рыночному.

Переход от советского к постсоветскому типу среднего класса происходит в период, когда в России не завершено построение индустриального общества, когда эта исторически предшествующая стадия еще не исчерпала своих ресурсов, а уже намечается переход к следующему и более высокому типу общества, постиндустриальному. Однако в 90-е годы Россия окончательно не вступила в постиндустриальную стадию. У многих исследователей возникают сомнения, смогла ли страна удержаться на индустриальной стадии, поскольку промышленный потенциал в значительной степени был подорван.

3. Средний класс в России

 

Чтобы раскрыть проблему среднего класса, прежде всего, необходимо внести ясность в его определение. Изрядная доля неразберихи вокруг «среднего класса», который то ли еще не родился, то ли уже погиб, связана с тем, что разные авторы исходят из совершенно различных подходов к определению среднего класса.

Наиболее часто встречающиеся подходы к определению среднего класса в России можно свести к следующим:

-   Средний класс фактически отождествляется со средними слоями и рассматривается как сугубо статистическое понятие: совокупность лиц с душевым доходом (вариант – с текущим потреблением) в интервале между прожиточным минимумом (бедные и «новые бедные») и практически неограниченными финансовыми возможностями («новые богатые»). Представителям подобного подхода задавать вопрос о том, есть ли в России средний класс и какова его специфика, бессмысленно, поскольку они считают, что в любом обществе и всегда есть «низы» и «верхи», то между ними всегда имеется и более или менее обширная «середина». Их интересует единственный вопрос – насколько велика была эта «середина» в современном российском обществе до августа и что с ней произошло потом.

-   Под средним классом понимаются преимущественно малое предпринимательство и близкие к нему группы (самозанятые и т.д.). Сторонники такого подхода исходят из неявной парадигмы, что российское общество совершает догоняющую модернизацию и проходит стадию классического индустриального общества; поэтому основные характеристики среднего класса в их понимании так или иначе связаны со специфическим характером собственности на средства производства и стратегиями поведения, в основе которых – стремление к прибыли, деньгам как мерилу успеха.

-   Упор делается на «новый» средний класс как движущую силу постиндустриализации; при этом в центре внимания оказываются главным образом интеллектуалы, обладатели дорогостоящего «человеческого капитала», который может быть востребован в условиях динамично развивающегося частного сектора экономики и «третичного сектора». В основе поведения этого среднего класса – «новая рациональность», т.е. стремление не к деньгам и материальному благополучию самому по себе(оно рассматривается как нечто саморазумеющееся), а к самореализации через процесс инновации и продукт инновации[5].

Наличие в обществе среднего слоя и его значительный количественный вес стабилизируют социально-политическую обстановку, создают гарантии демократического пути развития общества. В индустриально развитых странах он составляет большинство населения — от 60 до 80%. К среднему классу принято относить врачей, преподавателей и учителей, инженерно-техническую интеллигенцию (включая всех служащих), среднюю и мелкую буржуазию (предпринимателей), высококвалифицированных рабочих, руководителей (менеджеров). В российском обществе, считающимся переходным, а потому нестабильным, доля среднего класса не очень высока и составляет по разным оценкам от 12 до 25%. По мере развития промышленности и подъема экономики нашей страны удельный вес среднего класса будет возрастать.

Средний класс уникальное явление в мировой истории. Скажем так: его не было на протяжении всей истории человечества. Он появился лишь в XX веке. В обществе он выполняет специфическую функцию. Средний класс — стабилизатор общества. Чем больше он, тем меньше вероятность того, что общество будут сотрясать революции, межнациональные конфликты, социальные катаклизмы. Средний класс разводит два противоположных полюса, бедных и богатых, и не дает им столкнуться. Чем меньше средний класс, тем ближе друг к другу полярные точки стратификации, тем вероятнее их столкновение. И наоборот.

Первые упоминания о существовании среднего класса в Советском Союзе относятся ко времени перестройки, когда считалось, что он может выступить опорой демократических преобразований и демократизации политического устройства. По мнению Л. Кустырева, средний класс — это хребет советского общества. В вопросе о размерах, составе и показателях среднего класса у отечественных специалистов не было единого взгляда. Высказывались самые разные точки зрения. Так, Е. Стариков в качестве индикатора использовал уровень дохода, благоустроенное жилище, легковой автомобиль и полный набор домашней бытовой техники. Таких людей в СССР в 1989 г. насчитывалось 13,2% от всего населения. По мнению А. Зайченко, к числу обеспеченных людей, советскому эквиваленту американского «среднего класса», можно отнести всех, кто имеет личные автомашины, т.е. 11,2% всех семей. По оценке Н. Наумовой, средний класс составлял 20—30% населения. Существуют и другие точки зрения. Если до осеннего (1998 г.) кризиса к нему принадлежало до 25% трудоспособного населения, то ныне к его составу могут быть причислены не менее 15—18% россиян (1,0-1,5% представителей верхнего и 14—16%— среднего слоя среднего класса). В абсолютных цифрах — это не менее 12—15 миллионов взрослого населения[6].

В качестве критерия выделения среднего класса используются 3 показателя: критерий самоидентификации, критерий уровня жизни и дохода и критерий образования, культуры, квалификации. В связи с событиями 17 августа 1998 г. нашей науке приходится переосмысливать многие социальные явления и процессы, в том числе проблемы среднего класса в постсоветской России.

Однако прежде чем рассуждать на тему, существовал ли средний класс в России до кризиса и что от него осталось после, необходимо все-таки разрешить несколько методологических вопросов, касающихся критериев, детерминирующих определенность этого образования.

Практически в каждом современном обществе можно найти средний класс. Однако у него, в силу недостаточной развитости общественных отношений, далеко не все черты развитого среднего класса будут присутствовать.

Если говорить о России, то в силу ее исторической специфики в ней не было и нет среднего класса в его развитой форме. Отсутствие на протяжении всего XX в. социально-экономической и политической стабильности создавало неблагоприятную почву для формирования среднего класса. В этом смысле в России существовал некий замкнутый круг. С одной стороны, для формирования среднего класса нужна была определенная стабильность, а с другой, — отсутствие или малочисленность среднего класса порождали и порождают социально-политическую нестабильность.

В сегодняшней посткоммунистической России развитию среднего класса опять-таки мешают политические катаклизмы, финансовые кризисы, неразумная политика государства и т.д. Ради объективности необходимо также отметить, что за 8-10 лет постсоветского развития средний класс просто физически не мог сформироваться. В этом вопросе нашей стране не удалось пройти за несколько лет тот путь, на который у других народов уходили многие десятилетия. Сегодня в российском обществе переходного периода можно говорить лишь об эмбрионах среднего класса. Поэтому понятие «российский средний класс» сейчас можно употреблять лишь с очень большой натяжкой. В основе такого отношения к нему лежит тот факт, что у нашего доморощенного среднего класса пока нет многих весьма существенных черт.

Среди характеристик среднего класса, не наблюдающихся у россиян, претендующих на этот статус, хотелось бы, прежде всего, отметить отсутствие экономической самостоятельности. Представители среднего класса в России находятся в сильной зависимости от власти, которая в один момент можетсделатьмаргиналами,отпроизволачиновников,обладающихширокимдиапазономразрешительных функций, от законодателей, которые могут обложить их непосильными налогами и постоянно менять правила игры и т.д.

Не соответствует российский средний класс высоким западным стандартам и по уровню доходов. Разумеется, в стране есть страта, чей уровень доходов соответствует среднему классу в развитых странах. Однако в условиях бедной страны семьи с доходом в 1000$ на одного члена семьи в месяц относятся учеными к высшему классу. В свою очередь семьи с душевым доходом в 150$ на одного члена семьи, относящиеся в России к низшей страте среднего класса, принадлежат на Западе к категории бедных. Низкий уровень доходов предопределяет отсутствие у «среднего класса» и соответствующего стиля жизни. У российского среднего класса нет 30 кв.м., он ездит на машине, место которой на свалке, у него нет современного компьютера, всего комплекса хорошей бытовой техники, достойного загородного дома, качественного медицинского обслуживания и многого другого. Но, пожалуй, главным здесь является то, что у представителей среднего класса нет стабильности в получении доходов. Сегодня человек имеет свое дело, а завтра он разоряется по причине неплатежей, непомерных налогов, нестабильности банка, в котором открыт счет. Сегодня квалифицированный специалист получает высокую зарплату и ведет соответствующий образ жизни, а завтра начинается очередной кризис, и он попадает на биржу труда. Не в полной мере у российского среднего класса сформирована и соответствующая система духовных ценностей. Его сознание представляет собой эклектику из марксистско-ленинских псевдоидеалов и ценностей демократии. В сознании представителей «среднего класса» еще прочно не укоренились идеалы прав человека, свободы, индивидуализма, частной собственности, религии. В силу различных причин, для определения среднего класса не может быть применен в полной мере и критерий самоидентификации. Прежде всего, поскольку в нашей науке еще, по сути дела, не определены критерии среднего класса, сегодня гражданам не с кем себя идентифицировать. Не характерно для нашего нынешнего среднего класса и законопослушание, являющееся важнейшей чертой западного среднего класса. В экономической сфере между государством и средним классам идет острая борьба. Государство пытается обложить средний класс все новыми и новыми налогами, а средний класс проявляет завидную изворотливость для того, чтобы их не платить. Государство создает все новые бюрократические препоны на пути развития среднего класса. Какие черты у зарождающегося среднего класса в России уже присутствуют? Это, прежде всего, частная собственность. Приватизированная квартира по российским меркам приличного качества, автомобиль – все это, безусловно, есть у значительного числа россиян.    Важнейшей чертой представителей зарождающегося среднего класса является активность в сфере труда. Пожалуй, это единственный критерий, по которому они не уступают западным аналогам.

Не очень отличаются представители российского среднего класса от западных по уровню образования и культуры. Высшее и среднее специальное образование имеют практически все представители среднего класса.

Есть у российского среднего класса и специфические национальные черты. Среди них на первом месте стоит способность к выживанию. В 1992-1993 гг., когда правительство Е. Гайдара лишило все население страны накоплений советского периода, обесценив их в тысячи раз. В 1994-1995 гг., когда при полном попустительстве власти были обобраны финансовыми пирамидами и воровскими банками сотни тысяч потенциальных представителей среднего класса. И, наконец, известные события 17 августа 1998г. должны были окончательно погубить средний класс. Однако и этот удар не привел к летальному исходу: осколки потенциального среднего класса сохранились[7].

Подводя итоги сказанному выше, можно с определенной долей уверенности сказать, что у представителей прообраза российского среднего класса уже есть определенный капитал в виде собственности, а также образовательный и интеллектуальный капитал. Политические и идеологические капиталы находятся лишь в начальной стадии формирования. Какова будет дальнейшая судьба среднего класса? Это зависит от множества факторов, но, прежде всего, от политики государства. Сегодня очередной парадокс заключается в том, что власть, стремясь придать себе легитимность, подчеркивает, что она отражает интересы зарождающегося среднего класса и опирается на него, но при этом продолжает делать все для его уничтожения. Одним словом, пойдет ли средний класс России по пути развития среднего класса в цивилизованных странах или произойдет его люмпенизация, зависит от властей предержащих.

«Средний класс» — одно из наиболее распространенных понятий в социологической литературе и публицистике последнего десятилетия. Вокруг него идет постоянная дискуссия, в ходе которой выделено немало проблем. Любой аспект этой темы вызывает споры: есть ли средний класс в постсоветской России? Если он есть, то какова его численность и доля в обществе? Соответствует ли понятие среднего класса какой-либо реальности или же оно – результат чистого конструирования? Был ли средний класс в советском обществе? Имеются ли у него некоторые аналоги в структуре западных обществ? Каковы экономические границы среднего класса? Как соотносятся между собою средний слой и средний класс? Может ли средний класс играть самостоятельную роль в российской политике? Сохранил ли он именно как класс или как слой свои позиции после августовского кризиса 1998 г.? Как возникает средний класс в постсоветской России – опирается ли он на поддержку государства или формируется стихийно на основе свободной игры рыночных сил? Должна ли государственная политика ставить своей целью формирование и поддержку среднего класса, и если должна, то какие приоритеты в государственной политике необходимо принять во внимание?        При изложении проблематики среднего класса обычно начинают с Аристотеля. В классическом произведении «Политика»выдающийся мыслитель древности высказал ряд идей, оказавшихся весьма актуальными и в наше время. Рассматривая причины раздоров и распрей в государстве, Аристотель обратил внимание на тот факт, что наиболее устойчивыми политическими режимами оказываются те, которые «стремятся к середине». «В каждом государстве, — пишет он, — есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посередине между теми и другими». Аристотель считал, что государство не должно опираться в своей деятельности ни на крайне богатых, ни на крайне бедных, т.к. ни те, ни другие не склонны повиноваться доводам разума. Первые не умеют подчиняться. Вторые чрезвычайно унижены в своем положении и чаще всего руководствуются завистью к чужому богатству. «Величайшим благополучием для государства является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но достаточной».

Современных российских исследователей, изучающих проблему среднего класса, можно отнести к двум категориям. Первые утверждают, что среднего класса в России нет. Вторые признают его существование, но в то же время единодушно отмечают незавершенность его формирования или начальный этап становления. В силу этого они часто употребляют понятие «средний слой», имея в виду достаточно аморфную и не вполне устойчивую еще общность, занимающую срединное положение.   

Первая группа отнюдь не едина. Различные ее представители используют разные аргументы в обосновании своей точки зрения. Рассматривая их, обратим внимание, по меньшей мере, на три основных подхода. Первая позиция может быть охарактеризована как последовательный конструктивизм. Согласно этой позиции, среднего класса нет как объективной реальности, есть лишь понятие среднего класса, с помощью которого создается эта реальность.     Второй способ аргументации в пользу отрицания среднего класса в России связан с трактовкой его как чисто западного явления и понятия. Обращение к этому понятию, по мнению ряда авторов, ничего не дает для научного анализа социальных процессов, т.к. Россия – весьма специфическая страна, и в ней все происходит иначе, чем на Западе. Третий подход связан с критическим отношением к российским реформам. Он исходит из того, что ход реформ ведет не к созданию среднего класса, а к поляризации общества на очень богатых и очень бедных. А поляризация в перспективе ведет к глубоким классовым конфликтам и катастрофам.

Остановимся теперь на нескольких определениях среднего класса, предлагаемых теми, кто признает его существование как важной составляющей социальной структуры российского общества. По мнению ряда авторов, основным претендентом на то, чтобы называться российским средним классом, является – срединный слой российского общества, который охватывает 18% генеральной совокупности. Авторы называют его «средним протоклассом»[8]. И действительно – он выполняет почти все функции, которые должен выполнять средний класс: занимает срединное положение, обладает высоким квалификационным потенциалом и т.д. Однако, в отличие от западноевропейских аналогов, он не является достаточно весомой прослойкой в обществе, а, следовательно, не может быть стабилизирующим основанием этого общества.

Несколько месяцев назад вышла в свет коллективная монография «Средние классы в России: экономические и социальные стратегии». Книга базируется на масштабном репрезентативном социологическом обследовании населения, охватившем 5 тыс. российских домохозяйств, которые представляют 12 регионов России. Благодаря этому исследованию сегодня удалось познать некоторые тайны и, хотя бы отчасти, развеять тот туман, которым сопровождается общественная дискуссия вокруг проблемы российского среднего класса.

Как определить, что такое «средний класс»? Если мы спросим об этом экономиста, он даст определение в терминах дохода или, в лучшем случае, в терминах материальных активов. Социологи разделятся на две группы. Первые назовут средним классом людей с относительно высоким уровнем образования и должностным положением. Другие на первый план выдвинут критерий самоощущений, так называемую социальную самоидентификацию. Кто же из них прав?

Наверное, в эволюционно развивавшихся рыночных экономиках такой проблемы либо не существует, либо она не имеет подобной остроты. Все перечисленные критерии обладают высокой консистентностью: люди с высшим образованием обладают высокой конкурентностью на рынке труда и в других экономических сферах, имеют высокий доход (неважно – трудовой или предпринимательский) и, как результат, высоко оценивают свой статус в обществе. Не случайно преобладающим подходом в современной западной науке является доходная стратификация, построенная на вычленении групп населения по уровню материальных активов. Между тем, в современной России эта проблема существует. Неудивительно, что представления о границах и составе этого слоя существенно варьируются, и различные исследователи оценивают их на уровне от 15 до 60-70% населения страны. И проблема вовсе не в том, что они используют различные эмпирические базы, иногда сомнительные, как было уже упомянуто выше. Глубинная причина – в том, что все исследователи вкладывают различный смысл и пользуются различными определениями среднего класса. Не будем спорить – данный феномен многогранен, противоречив и сложен, как и судьба самого термина «средний класс». Есть все основания согласиться и с первым, и со вторым, и с третьим. А вывод прост: средние классы не могут быть описаны одним интегральным критериальным признаком. Средние классы – социальная совокупность, характеризующаяся цепочкой признаков, к которым относятся: материальные ресурсные признаки – уровень доходов (расходов, потребления); объем накопленных сбережений; уровень имущественной обеспеченности; нематериальные ресурсные признаки – уровень образования, профессионально-квалификационная позиция, должностная позиция; признаки социального самочувствия (самоидентификация) – стратегии успешного экономического поведения; самооценки успешности адаптации к новым экономическим условиям; самооценки комфортности нынешней жизни и пр.

Как показало исследование, с точки зрения социально-профессиональных позиций к среднему классу относятся 21,9% домохозяйств, по материальному положению – 21,2%, а по самоидентификационным оценкам – 39,5%[9].

Но что же в итоге? Какой же из этих классов можно назвать средним классом? Все три? Или только один? Какой из критериев имеет приоритетное значение? Кто же из них представляет собой «настоящий» средний класс?

На пересечении этих признаков находится около 7% российских домохозяйств, то есть семьи, обладающие всеми базовыми характеристиками среднего класса. Это бесспорный и наиболее стабильный средний класс, так называемое «ядро средних классов».

Вместе с тем группа домохозяйств, обладающих только двумя характеристиками, настолько близка к средним классам, что нельзя не принимать их во внимание, особенно, если мы хотим не только зафиксировать масштаб сегодняшнего среднего класса, но и попытаться понять, каковы перспективы его расширения, при каких условиях в него могут влиться новые социальные слои и какие именно из этих социальных слоев имеют наилучшие шансы. Двумя (любыми) признаками среднего класса обладают 12% российских семей. В результате обобщенный средний класс можно оценить в 19% от общего числа семей

Итак, средние классы составляют около 20%. Много это или мало – зависит от угла зрения. В любом случае эти результаты опровергают тезис «В России средних классов нет», как, впрочем, и антитезис «Подавляющее большинство россиян – средний класс».

20-процентная доля средних классов, хотя и уступает аналогичным оценкам размеров средних классов в развитых рыночных экономиках (60-70%), все же, на наш взгляд, достаточно весома, чтобы не замечать факт существования средних классов в современной России.

Заключение

 

Итак, средние классы в России, хотя и невелики по своему размеру, все же существуют.

Процесс формирования среднего класса, способного жить в условиях рыночной экономики и демократии, идет. Хотя следует признать, что идет он крайне противоречиво. И дело не только в том, что за короткий исторический срок качественно изменить социальную структуру общества, складывающуюся десятилетиями, сформировать устойчивое самостоятельное и в экономическом, и в политическом отношении сословие очень трудно. Проблема – в самом качестве нынешнего «рынка» и «демократии». Когда реформы буксуют, а разочарование в демократических идеалах постперестроечных времен налицо, растут социальная поляризация и отчуждение граждан от общества и государства. Получается, что сама логика российских реформ в том виде, как они осуществляются, — против создания в стране мощного среднего класса[10].

Тем не менее, даже при неблагоприятных экономических условиях в России есть социальные слои, которые по общепринятым критериям (душевой доход, социальный статус, стандарты потребления, образование и др.) могут быть отнесены к среднему классу.

Российский средний класс обладает рядом качеств, которые позволяют говорить о его высокой «живучести», сопротивляемости неблагоприятным условиям.

Это – высокий по сравнению с другими слоями общества уровень адаптированности к рыночной экономике.

Это – высокая социальная мобильность и гибкость, ориентация на максимальное использование своих ресурсов, главным из которых является высокое качество рабочей силы и готовность к дальнейшему повышению стоимости своего «человеческого капитала».

Это – иное, по сравнению с другими слоями общества, отношение к государству. На фоне довольно распространенного в обществе патернализма представители среднего класса в большей степени склонны полагаться на собственную активность как необходимое и естественное условие жизненного успеха.

Это, наконец, наличие ряда ценностей, разделяемых большинством представителей среднего класса, — ориентация на социальное рыночное хозяйство, ценности индивидуальной свободы, приоритет частной собственности и ряд других.

Таким образом, при изучении среднего класса эмпирически фиксируется центральная проблема социально-экономического развития российского общества: собственно средний класс, который является основанием политической устойчивости, составляет меньшинство; большая же часть средних слоев остается на грани бедности, и, следовательно, их стабилизирующая роль остается весьма проблематичной.


Список использованной литературы

средний класс общество

1.  Аврамова, Е.М. Средние классы в России: экономические и социальные стратегии [Текст]/ Е.М. Аврамова; Под ред. Т. Малеевой; Моск. Центр Карнеги. – М.: Гендальф, 2003. – 506с.

2.  Андреев, А.Л. Социальное ядро нации (Средние слои в современном российском обществе) [Текст]// Общественные науки и современность.- 2000. — №3.- С. 8.

3.  Здравомыслов, Г.А. Российский средний класс – проблема границ и численности [Текст]/ Г.А. Здравомыслов // Социс. — 2001. — №5.- С. 3-9.

4.  Кравченко, А.И. Социология: Учебник для вузов [Текст]/ А.И. Кравченков – М.: Академический проект, 2001.- 3-е изд., перераб. и доп. – 508 с.

5.  Малева, Т. Россия в поисках среднего класса[Текст]/ Т. Малева// Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре.- 2007.- №3.- С. 64-78.

6.  Михайленок О.М. Понятие «среднего класса» в современной социально-политической науке [Текст]/ О.М. Михайленок// Социально-гуманитарные знания.- 2007.- №1.- С. 106-120.

7.  Рубвальт, Д.А. О приоритетах и темпах социально-экономического развития [Текст]/Д.А. Рубвальт// Власть.-2004.-№5.-С. 11-18.

8.  Средний класс в современном российском обществе [Текст]/ Под ред. М.К. Горшкова, К.Е. Тихоновой, А.Ю. Чепуренко. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), «Российский независимый институт социальных и национальных проблем» (РНИСиНП), 2000. – 304 с.

9.  Степанова, А. Какой класс в России средний? [Текст]/ А. Степанова// Вопросы социального обеспечения.- 2007.- №3.- С. 22-23.

10.  Шкаратан О.Н. Социальное расслоение в современной России: драма расколотого общества[Текст]/ О.Н. Шкаратан// Мир России.- 2004.- №.1- С. 3-48.


[1] Андреев, А.Л. Социальное ядро нации (Средние слои в современном российском обществе) [Текст]// Общественные науки и современность.- 2000. — №3.- С. 8.

[2] Средний класс в современном российском обществе [Текст]/ Под ред. М.К. Горшкова, К.Е. Тихоновой, А.Ю. Чепуренко. М.:  «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), «Российский независимый институт социальных и национальных проблем» (РНИСиНП), 2000. – С. 24.

[3] Кравченко, А.И. Социология: Учебник для вузов [Текст]/ А.И. Кравченков – М.: Академический проект, 2001.- 3-е изд., перераб. и доп. – С. 10.

[4] Шкаратан О.Н. Социальное расслоение в современной России: драма расколотого общества[Текст]/ О.Н. Шкаратан// Мир России.- 2004.- №.1- С. 10.

[5] Малева, Т. Россия в поисках среднего класса[Текст]/ Т. Малева// Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре.- 2007.- №3.- С. 68.

[6] Михайленок О.М. Понятие «среднего класса» в современной социально-политической науке [Текст]/ О.М. Михайленок// Социально-гуманитарные знания.- 2007.- №1.- С. 110.

[7] Аврамова, Е.М. Средние классы в России: экономические и социальные стратегии [Текст]/ Е.М. Аврамова; Под ред. Т. Малеевой; Моск. Центр Карнеги. – М.: Гендальф, 2003. – С. 16.

[8] Степанова, А. Какой класс в России средний? [Текст]/ А. Степанова// Вопросы социального обеспечения.- 2007.- №3.- С. 23.

[9] Здравомыслов, Г.А. Российский средний класс – проблема границ и численности [Текст]/ Г.А. Здравомыслов // Социс. — 2001. — №5.- С. 8.

[10] Рубвальт, Д.А. О приоритетах и темпах социально-экономического развития [Текст]/Д.А. Рубвальт// Власть.-2004.-№5.-С. 18.