Татарские языки

Татарские языки — устаревший термин для обозначения некоторых тюркских языков . Слово «татар» — монгольское племенное название, обозначавшее исторически монгольских военачальников разноплеменных войск во времена так называемого «нашествия татар» на Русь. Тогда же, повидимому, этот термин был перенесен на тюркскую народность, входившую в состав этих войск и осевшую в Среднем и Нижнем Поволжьи. Ныне под Т. яз. понимается гл. обр. поволжско-татарский (см. ниже); кроме того существуют: крымско-татарский, литовско-татарский, тобольско-татарский. В средневековой России «татарами» называли все народности, входившие в государство Золотой Орды или те, которые ее сменили (Крымское ханство, Казанское ханство), — отсюда и такое широкое понимание термина. Название азербайджанско-татарский яз. было отброшено (существовало в XIX и XX вв.) и заменено последовательно терминами: тюркский, азербайджанско-тюркский и азербайджанский. Не удержался и термин астраханско-татарский яз., так как это по существу не язык, а одно из наречий поволжско-татарского. Термин касимовско-татарский (по существу одно из наречий мещеряцкого, или мишерского языка) иногда употребляется и теперь.

Татарский яз. Поволжья, точнее — поволжско-татарский, исторически восходит к языку так называемого Джучиева улуса или Золотой Орды. До начала XX в. разговорный поволжско-татарский яз. масс сильно отличался от феодального книжного языка, который ориентировался на чагатайский  и турецкий  и поддерживался мусульманской школой; среди населения был известен под названием «тюрки». На нем же в свое время велась канцелярская переписка поволжских татар с русской властью. В конце XIX в. Каюм Насыри, занимаясь фольклором и этнографией, впервые ставит вопрос о приближении поволжско-татарского литературного яз. к массам. В 1905 на поволжско-татарском яз. создалась довольно значительная литература, язык которой сравнительно с предыдущим периодом сближается с разговорным.

Но подлинного расцвета поволжско-татарский яз. смог достичь только после Великой Октябрьской социалистической революции. В результате осуществления ленинско-сталинской национальной политики Татаристан по языковому строительству занял одно из первых мест среди республик и областей Союза. Согласно последнему делению, предложенному исследователями Т. яз., он распадается на три диалекта: центральный, западный и восточный. К Т. яз. примыкает мещеряцкий, или мишерский,  т. е. язык мещеряков, живущих в бывших Рязанской (сюда входят и «касимовские татары»), Пензенской, Тамбовской, Ульяновской, Саратовской губерниях, в бывшем Буинском, Чистопольском и Спасском кантонах ТАССР, Горьковском крае и, отчасти, в Башкирии; «татарское» население Москвы и Ленинграда обычно тоже мещеряки. Вне этого деления остается малоизученный диалект пермских, или, точнее, глазовских татар. Различия между диалектами сводятся к фактам словаря (так, мещеряцкий диалект до революции отличался бо́льшим процентом заимствований из русского, чем другие), фонетики (ср. наличие в мещеряцком звука ц, отсутствовавшего у других, неразличение в нем фонем q и k, ğ и g — опять-таки в противоположность другим) и отчасти морфологии (образование 3-го лица единственного числа настоящего времени в положительной и отрицательной формах: almas (он не берет) или almьs и т. п.). Основные особенности поволжско-татарского яз., свойственные и диалектам, и литературному языку, созданному после революции, и отличающие его от других тюркских языков, лежат в области словаря, морфологии и фонетики. Поволжско-татарский язык обладает совершенно особым типом вокализма, который Радлов иногда называл своего рода «тюркским передвижением звуков», хронологически относя завершение этого процесса к XIV в. «Широким» гласным о и ö других тюркских языков в поволжско-татарском яз. соответствуют «узкие» u и y (un — десять, kyz — глаз — при казахских on и koz); «закрытому» e других языков в поволжско-татарском яз. соответствует i (bir — давай — при казахском ber, kil — приди — при казахском kel). Звукам u и y других языков в поволжско-татарском яз. соответствуют специфические гласные (имеются еще в башкирском языке) о и o, звуковое значение которых совершенно особое, о чем см. в специальной литературе, указанной ниже (toz — соль — при казахском tuz, ton — ночь — при казахском tyn). Специфический редуцированный гласный (условное начертание «е») соответствует звуку i других тюркских языков (et — собака — при казахском it). В настоящее время в связи с усвоением в интернациональных словах звуков е и о (в их обычном произношении), знаки о и е выполняют в татарской орфографии двойную функцию. Звук а в разговорной речи (особенно уральско-татарского диалекта) произносится с лабиализацией (=å), которая ослабевает по мере отдаления от 1-го слога и отсутствует в конечном открытом слоге (balalaqa — «детям» — читается bålålåqa и т. д.). За последнее время появляется новый тип начального слога (şkaf, stakan и т. д.), ударения (не на конце) (напр.: tráktor), а также и некоторые новые морфологические категории. В терминологии и словаре поволжско-татарского яз. интернационализмы занимают теперь весьма важное место.

Татарский язык Крыма, точнее — крымско-татарский. Исторически восходит к одному из местных национальных языков, зародившихся на территории Джучиева улуса (иначе Золотой Орды). В XVI—XVII вв. подвергся (особенно в южном Крыму) сильному влиянию турецкого (османского) языка. Кыпчакский элемент крымско-татарского яз. объясняется значительной ролью степных тюркских кочевников (ногайцы) в жизни Крымского ханства. Феодальный язык эпохи ханства (прежний центр — Старый Крым, позднейший — Бахчисарай) резко отличался от языка масс. Во 2-й половине XIX в. националистически настроенный крымский татарин И. Гаспринский начал издавать газету «Терджиман», в которой пытался выработать (на базе турецкого и крымско-татарского яз.) общий язык для мусульман «старой России». Это течение было ликвидировано уже после Великой Октябрьской социалистической революции. После советизации Крыма началась работа по созданию литературного крымско-татарского яз., что было задачей нелегкой, ввиду сильных различий в говорах отдельных районов, где чувствовалось влияние иных языков (греки, генуэзцы, армяне на юге и т. д.). О современном расцвете крымско-татарского литературного языка — см. «Татарско-крымская литература». К языковым особенностям крымско-татарского яз. принадлежат в области фонетики: исчезновение h в начале и в конце слов (Asan вместо Hasan, saba вместо sabah) «отвердение» ö и у после среднеязычных k и g (т. е. в этой позиции ö>о, a y>u, напр. koj — деревня, kun — день) и другие; в области морфологии — совпадение категорий сказуемости и принадлежности (напр. oça-m означает: 1) «я — учитель» и 2) «мой учитель» и др. Современный крымско-татарский яз. представляет яркие образцы сдвигов в результате быстрой перестройки экономики и быта: словарь пополняется за счет интернационализмов и советизмов, которые, вытесняя лексические арабизмы и фарсизмы, одновременно производят коренные изменения в грамматике, как-то: усвоение интернациональных фонем (ц, в, ф) и нового типа ударения в фонетике, образование категории женского рода в морфологии и выработку нового, более свободного порядка слов в синтаксисе (в последнем случае дело идет не столько о влиянии других языков, сколько о результате внутреннего процесса в самом крымско-татарском яз.).

Татарский язык Западной Сибири, иначе — тобольско-татарский. Мало изученный язык тюркской системы (см. «Тюркские языки»). Имеет довольно значительные языковые  особенности (напр. наличие звука ц в соответствии с ž других тюркских языков) — и в частности своеобразный словарь.

Татарский язык так назыв. литовских татар, иначе — литовско-татарский яз. Территориально относится к Польше, где живут потомки выселившихся в XIV—XV вв. в Литву крымских татарских родов. В настоящее время сами «литовские татары» и их язык вполне ассимилировались с окружающим населением. Литовско-татарский яз. интересен только как историческое явление.

Список литературы

Мухлинский А., Исследование о происхождении и состоянии литовских татар, СПБ, 1857

 Александрович Дж., Литовские татары (издание Общества исследователей Азербайджана, 1926, № 2).

Аристов Н. А., Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности («Живая старина», 1896, вып. III и IV и отд. отт., СПБ, 1897)

 Богородицкий, В. А., Введение в татарское языкознание в связи с другими тюркскими языками, Казань, 1934

 Radloff W., Phonetik der nördlichen Türksprachen Lpz., 1882—1883).

Богородицкий В. А., Введение в татарское языкознание в связи с другими тюркскими языками, Казань, 1934

 Его же, Этюды по татарскому и тюркскому языкознанию, Казань, 1933

 Kraelitz-Greifenhorst Fr., Studien zur  Lautlehre der Kazan-tatarischen Sprache (журнал «Archiv Orientalni», vls. II и III, Прага, 1930—31)

 Богородицкий В. А., Характеристика звукового состава в казанском говоре поволжско-татарского языка в соотношении с звуковой системой общерусского языка («Известия Российской Академии наук, т. XIII, 1919)

 Катанов Н. Ф., Материалы к изучению казанско-татарского наречия, ч. 1 и 2, «Ученые записки Казанского университета», 1897—1899 (Казань, 1898).

Радлов В., Образцы народной литературы северных тюркских племен, ч. VII, СПБ, 1896

 Chatskaya O., Chansons populaires de Crimée (Journ. Asiatique, 1926)

 Ее же, Zur krim-tatarischen Version des Tschakydschy-Liedes (Wiener Zeitschrift für die Kunde des Morgenlandes, 1927).

Аристов Н. А., Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности («Живая старина», 1896, вып. III и IV и отд. отт., СПБ, 1897)

 Гиганов И., Грамматика татарского языка, СПБ, 1801

 Радлов В., Образцы народной литературы тюркских племен, т. IV, (СПБ, 1878)

 Radloff W., Phonetik der nördlichen Türksprachen, Lpz., 1882

 Краткий русско-татарский словарь, Тобольск, 1904

 Богородицкий В. А., Введение в татарское языкознание в связи с другими тюркскими языками, Казань, 1934.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://feb-web.ru/