Славянские этимологии: снасть и снадить

А.А. Кретов, Воронежский государственный университет

Речь идет об этимологии слов снасть и снадить. Оба они указывают на основу снад=, которая, собственно, и является объектом этимологизации. Для решения этой задачи обратим внимание на семантику простейших засвидетельствованных слов. В.И. Даль даёт существительное снада как производное от снадить [1 – III, 314] ‘соединять и скреплять’. Направление деривации, скорее всего, противоположное, поскольку суффикс =и= оформляет именные или заимствованные основы. Древнерусский язык знал слово с(ъ)надь ‘верх, поверхность’. Древнейшее употребление (Иоанн Лесвичник 12 в.): “Яко вěтри овогда оубо сънадь тихости ради, овогда же глоубину морьскоую съмоущають” [2 – III, 452]. Это же слово могло употребляться и как наречие ‘поверхностно, слегка’: “скрижали... не снадь пишемыя..., но в глубину знаменаема” (Гр. Назианзин, 14 в.) [2 – III, 452]. Оно же могло употребляться как предлог с род. падежом в значении “поверх” (хотя у И.И.Срезневского стоит "вне", контекст позволяет дать более точную, хотя и не исключающую значение “вне”, дефиницию: поверх ума – это одновременно и “за пределами” = “вне” ума; нашу правоту подтверждает латинский эквивалент данного фрагмента: id est in superficie cordis): “Не всĕяти при пути, рекше снадь ума, и от воздушных птиць или от духовъ пронырливых взиматися и поядену быти (Минеи четьи апр.; 16 в.) [2 – III, 452].

Ср. аналогичные отношения у слов среда, (по)среди/(по)середь, средь р.п.; (ис)под, из-под р.п. Совершенно очевидно, что и тут мы наблюдаем тот же самый субстантивно-адвербиальнопредложный синкретизм. Сънадь – это сочетание предлогов семантически симметричное сочетанию из-подъ (ср. сущ. испод ‘низ и внутреннее пространство’ при съ-надь как ‘верх и внешнее пространство’. Ср. структурно близкое сочетание по-над т.п. На производность слова снадь указывает наличие в древнерусском языке слов надъ “Действие по глаг. надити” и глагола надити (см. ниже): “Вологоцкой кузнец Чюрило надил 25 топоров, от наду дал полтину. Кн. прих.-расх. Кир. м., 6. 1581 г. ” [3 – X, 59].

НАДИТИ. Наваривать более твердый металл (на рабочую часть топора, лемеха и т.п.) <...> Ковал Ондрюша... Шесть топоров: четыре исцелныя, два надил, семой клепал. Кн. расх. Корел. м. №_937, 45. 1563 г. [3 – X, 69]. Контекст дает возможность уточнить и это толкование: Надить – ‘покрывать чем-л. (в частности, более твердым металлом) что-л. (в частности, рабочую часть топора, лемеха и т.п.)’. Глагол же “наваривать” обозначает то же самое, экстралингвистически конкретизируя способ, которым осуществляется покрытие металлического предмета металлом. Кстати, вовсе не обязательно – “более твердым” (ср. диалектный пример ниже): наваривание было одним из способов обновления, восстановления железного изделия, режущая часть которого со временем снашивалась Такое понимание семантики глагола надить позволяет уточнить и семантику глагол снадить, в частности, словосочетание снадить голубей, “заставлять поняться”означает ‘спаривать голубей’, ‘делать так, чтобы голубь покрыл голубку’; буквально ‘помещать одного голубя поверх другого’. Соответственно, словосочетание снадить доски означает не просто ‘соединить, скрепить, сплотить’, а ‘поместить, прикрепить что-л. поверх чего-л.’, так, чтобы одна доска была поверх другой. С учетом диалектного значения глагола “НАДИТЬ, несов. перех. 1. Наваривать железом (старый стершийся сошник). Блох. Орл., 1901. Калуж. 2. Точить (лемех сохи). Север., Даль. [4 – IX, 236] ” есть все основания рассматривать глаголы надить - снадить как видовую пару.

Соответственно, можно истолковать и семантику существительного снасть. В свете изложенного наиболее древними представляются значения ‘обивка, покрытие’ и ‘убор, сбруя’, ‘доспехи’, как то, что располагается над, сверху, покрывает и тем самым – защищает. Ср. наиболее красноречивые примеры: Снасть у нево (у сĕдла) шолкъ червчатъ...; пряжи у снасти желĕзные. Конск. приб. Бор. Фед. Год. 1589 г. Снасть (у сĕдла) сафьян зеленъ т.ж. Останокъ люди в городĕ нача продаяти, колико коя станеть, а снасть (по др. списку оружiа броннаа [! - А.К.]) отима у всĕхъ. Новг. I л. 6823 г. [2 – III, 453].

Особого разговора заслуживает пример, который, по Срезневскому, иллюстрирует значение ‘прибор’: “Из снасти из серебрянои свая железная, черенъ костянои. Оп. им. ц. Ив. Вас. 1582-83 г. [2 – III, 453] ”. Получается, что из серебряных приборов у царя Ивана Васильевича была железная свая с костяным черенком. Это как кто-то бы сказал, “а из серебряной посуды и меня только стеклянная кружка с железной ручкой”. “Серебряная снасть” в данном контексте – ‘изделия, покрытые, окованные, украшенные серебром’.

Контексты, приведенные И.И. Срезневским как примеры на значение ‘орудия, снаряд’, распадаются на две группы – металлические предметы (ср. надить) и неметаллические (ср. снадить): кузнечная, бобровая, мелничная, деревянная, пашенная, лодейная, копалная, колодезная снасть [2 – III, 452-453]. По функции всё это, действительно, ‘орудия’, но это значение – результат позднейшего функционального переноса, а по способу создания – это ‘продукт, результат наложения, закрепления одних деталей поверх других’.

Перед нами один из древних способов обозначения составных, неэлементарных артефактов, и используемое И.И. Срез-невским слово снаряд – как раз из этого ряда: {съ-на-ренд_ъ}, как нечто соположенное, объединенное в ряд.

Таким образом, в глаголе снадить и существительном снасть выделяется корень над= в его древнейшем именном значении. Предлог надъ так же представляет собой позднюю стадию развития имени надъ, как предлог подъ представляет собой позднюю стадию развития имени подъ ‘низ печи’ (приставочная функция этих морфем еще новее).

Таким образом, находит подтверждение предполагавшаяся М.Фасмером и другими исследователями связь слов снасть, снадить и др.-русск. снадь, и тем самым становится неуместным их сближение с лтш. snat, snaju ‘непрочно скручивать’, др.-ирл. snathe ‘нить’, др.англ. snod ‘повязка на голову’ [5 – III, 697].

Деривационная история этих слов такова: надъ > надить > снадить/снад(ь/а) > снасть. Снадь - снада нами (не совсем традиционно) интерпретируются как именные формы глагола, входящие в его “большую" парадигму.

Рецензент – В.Б. Кашкин

Список литературы

1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка/В.И. Даль. - Т.1-4. - М.: Рус. язык, 1978-1980.

2. Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. I-III, дополнит. том. СПб., 1893-1912. Репринт: М., 1958.

3. Словарь русского языка XI-XVII вв. - Вып. 1-15. - М.: Наука, 1975-1989.

4. Словарь русских народных говоров. - Вып. 1-27. – Л.: Наука, 1965-1992.

5. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка [перев. с нем. и доп. О.Н. Трубачева, под ред. и с предисл. Б.А. Ларина]. ТТ. I-IV. - М.: Прогресс, 19641973.