Особенности регионального бытования устной несказочной прозы

Л.В. Рубцова

Статья затрагивает проблемы регионального бытования русского фольклора на современном этапе. Предметом исследования стали жанры народной устной прозы: сказка, быличка, легенда. В своей работе мы опираемся на материалы фольклорно-диалектологических экспедиций, проводимых в период с 1991 по 1997 гг. в Калининградской области.

В условиях территориальной эксклавности возникает вопрос об особенностях развития культуры в Калининградской области. В современной фольклорной системе наблюдаются трансформационные процессы, связанные со структурно-семантическими изменениями исходных народных текстов. В этом аспекте особый интерес представляет изучение фольклора в нашем регионе. Помимо исследования народных текстов на современном этапе бытования, выявляется ряд научных проблем: рассматривается процесс этнической интеграции или дифференциации, проводится анализ фольклорной локальной реализации нового этнического образования, а также выделяются типы интерференций и инноваций на примере отдельных жанров русского фольклора.

Калининградская область – новое этническое образование, которое появилось в результате приехавших в регион и осевших на постоянное проживание в нем с 1946 года более 16 народностей, привезших с собой свою культуру, которая отразилась, в первую очередь, в языковых диалектах и устном народном творчестве. Под влиянием социальных, экономических, политических и иных факторов началось интенсивное развитие общерусской и других национальных традиций в послевоенные годы. При сопоставительном анализе традиционных межэтнических культур выявляются формы контактов: язык в его диалектных формах, топонимика, верования, народное творчество.

Материалом для проведения исследования послужили записи текстов быличек, сделанные в районах: Гусевском, Зеленоградском, Полесском, Краснознаменском, Нестеровском, Неманском и частично Правдинском (п. Железнодорожный) в период с 1992 по 1997 г. Исследуемые районы были образованы в 1946-1947 гг. Население формировалось из бывших фронтовиков, специалистов-рабочих, направленных по организованному набору на предприятия районных центров, и сельских жителей из Мордовской, Чувашской АССР, Ярославской, Владимирской, Кировской, Воронежской, Ульяновской, Брянской областей. В процессе заселения региона участвовали единичные семьи из Белоруссии, Украины, Литвы. В настоящее время много переселенцев с Северного Казахстана, Армении, Грузии, Абхазии. К началу 50-х годов здесь сформировался своеобразный национально-культурный регион, компактные этнографические гнезда. Сельские жители в силу консервативности своего быта сохранили еще предметы материальной и духовной культуры своих родных мест. Они привезли с собой славянскую, мордовскую, чувашскую, белорусскую, литовскую и другие культуры в виде разговорных диалектов, устного народного творчества, обрядов, ремесел, традиций, предметов быта. Экспедиционные работы, проводимые с 1992 по 1997 г., свидетельствуют о двунаправленном развитии культуры: с одной стороны, утверждается стремление людей окружить себя своим миром и ужиться на чужой земле, с другой–попытка ассимилировать все традиции в рамках одной, новообразованной. Ярким доказательством этому служит фольклор, который, по замечанию В.Я. Проппа, « есть явление интернациональное, оно не может быть исследовано глубоко в рамках одной народности. Наложение друг на друга исходных моделей этнографических субстратов разных народов дает возможность с помощью одних систем заполнить «белые пятна» в других» [1].

В традиции Калининградской области, которая имеет сравнительно небольшой срок образования, одним из продуктивных фольклорных жанров стала быличка. Этот жанр бытует во всех профессиональных, социальных, конфессиональных и половозрастных группах информантов. Анализ исследования жанра позволяет сделать следующие выводы.

Впервые рассмотрено бытование устной несказочной прозы в традиции Калининградской области на современном этапе. Носителями текстов быличек стали люди в основном славянской и литовской национальностей. К русским быличкам близки суеверные мемораты белорусов и литовцев. Описание пейзажа, обстановки, упоминание бытовых предметов придают быличке национальный колорит. Жанровые особенности быличек едины, несмотря на различие конкретных систем, и те языческие верования, которые лежат в их основе. Устные мифологические рассказы в большей степени интернациональны по своему характеру, чем сказки. Поэтому не удивительно встретить бытование рассказов о водяной и полевой русалках в рамках одной традиции. В наши дни происходит забвение некоторых мифологических персонажей, уходят в пассивный запас образы полевого, овинника, гуменника, не актуальны в наше время рассказы о кладах, а образ водяного укоренился в сказочных инвариантах.

Морфология демонических существ в традиции изучаемого региона достаточно архаична, в некоторых случаях упрощена. Традиционны модусы и предикаты нечистой силы, что образует архетипность мотивов повествования. Варьирование былички в Калининградской области осуществляется за счет изменений элементов сюжетного мотива. С этой главной функцией связано своеобразие всей поэтической системы изучаемого жанра: структура, содержание, стилевые средства, характер исполнения и восприятия. Для достижения аутентичности текста происходит контаминация отдельных жанров внутри мифологического рассказа: оберега, заговора, молитвы, поверий, обряда.

Изменение текста выходит за рамки традиции, что объясняется сосуществованием других традиций. В силу того, что приобретаются дополнительные «знания» и сведения о сверхъестественном и «жива» еще память о прошлых верованиях, происходит ассимиляция традиционного и современного мышления. В народном сознании соседствуют и даже дополняют друг друга научное и мифологическое, логическое и лирическое, рационально-тереотическое и предметно-практическое знание.

Для получения достоверных результатов нами были выработаны принципы определения локальной специфики, заключающиеся в необходимости сопоставления разных региональных традиций как схожих, так и различных с традициями Калининградской области. Любой фольклорный жанр в своей художественной форме консервативен, что свойственно и быличке. Прослеживая сюжетно-фабульную линию текстов современных записей и датированных началом XX веком, естественно прийти к выводу, о наличии в них элементов схожести. Это говорит о сохранении традиции текста, который передается через поколения, бытуя уже в своей инвариантности. Для сравнения и в качестве доказательства своих выводов мы приводим три текста, идентичных по своему сюжетному содержанию, но различных по времени их записи.

От А.Е. Гурова, 1995 г. «Шли два солдата с фронта. Пришли в деревню, им нужно было переночевать. Староста (раньше в деревне старосты были) привел их к бабке Марфе. Наступило 12 часов ночи, притворились, что спим. А бабка достала банку с мазью, намазала себе пятки и улетела в трубу. И мы так же сделали. Прилетели на небеса, а там бабка, еще множество бабок. Она говорит: «Вы зачем сюда?» Вытерла нам пятки, и мы в комнате очутились. Но это не сон был, наяву».

Записано В.П. Зиновьевым в 1976 г. «У нас со службы шел солдат, зашел переночевать к старушке. А она-то сама летала. Солдат лег спать, но не заснул, а из-под одеяла выглядывал одним глазом. Вот старуха подошла к печи, горшочек поставила на шесток, руки помочила и фырк – в трубу. А солдатику интересно, он возьми да так и сделай. И в бане очутился. А там старух полно. Хозяйка его увидела и говорит: «Ты зачем здесь? Давай домой!» Дали ему коня красивого. Вмиг очутился в хате. Глядь, а под ним помело оказалось».

Записано Д.К. Зелениным в 1915 г. «Служил в Саратове один солдат на службе. Стоял на квартире у одной старухи. Ночью смотрит: старуха нарядилась, подошла к полочке, взяла маленькую скляночку и чем-то из нее помазала себе нос. Обернулась сорокой и выскочила в трубу. Солдат сделал так же. Долетел до острова, а там много старух. Одна и говорит: «Убирайся отсель поскорее, я дам тебе коня» И перед ним очутился вороной жеребец. И блуждал на коне по всей Руси, оказался в родном городе через полгода».

Приведенные примеры убеждают нас в одноименности сюжета, образа нечистой силы, свидетеля, ставшего фольклорным архетипом. Вариативность составляет незначительные детали: атрибуты ведьмы (скляночка, горшок с волшебной жидкостью, банка с мазью), локальная концентрация ведьм: загадочный остров, баня, небеса. «Канонический» текст (запись 1915 г.) Представляет развернутый сюжет с несколькими фабульными линиями. При передаче текста со временем в его структуре происходит унификация отдельных частей, что свойственно любому фольклорному жанру.

Региональные и этнические особенности бытования текстов оказали влияние на характер их вариантов. В основе лежит типология закономерностей фольклорного творчества, порождающая общность замыслов в фольклоре этносов, принадлежавшем к разным историческим эпохам. Подобный анализ вариантов текста является доказательством преемственности традиции бытования устной несказочной прозы на современном этапе.

На бытование былички в исследуемом регионе оказало влияние:

1) процесс сближения нескольких национальных традиций: литовская, белорусская и русская; это сказалось на характере народных суеверий, которые лежат в основе устной мифологической прозы;

2) сохранение традиционной жанровой формы при переходе от одного этноса к другому;

3) характер сбора материала и его обработки;

4) форма исполнения и особенности восприятия.

Комплексно-региональные исследования в области фольклорных жанров проводятся сравнительно недавно. Наряду с изучением жанра былички ведется анализ духовного стиха, заговора, сказки и легенды. Долгое время фольклор Калининградской области не был предметом изучения фольклористов, вследствие чего появилась масса нерешенных научных проблем. Полевые экспедиционные работы, организованные с 1992 г. при кафедре русской литературы, предоставляют широкие возможности для решения этих проблем.

Список литературы

1. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. – Л., 1946. – С. 33.