Лингвистический аспект светскости

В.В. Дементьев, Саратовский государственный университет, кафедра русского языка

Хотя в нынешней России нет собственно "света" (дворянства), оппозиция светский-несветский в современном русском языке небессодержательна, причем характер данного содержания - коммуникативный; фатический; жанровый.

Это доказывается тем, что в современной в русской речи выражения светская беседа, а также светский тон, светские манеры, светская хроника не представляют собой аномалии.

Каковы доминанты русского речевого жанра светской беседы (СБ)? Современному русисту-коллоквиалисту довольно трудно дать ответ, ибо данные жанровые формы, отмеченные лингвистической определенностью, несомненно, существовали в XVIII - XIX вв., но в значительной степени утратились в современном русскоязычном социуме. С другой стороны, утрата какой-то части системы вербальных и невербальных средств канонической СБ не обязательно означает утрату самого жанра. Попытаемся доказать, что определенная часть коммуникативного пространства в современной России характеризуется всеми теми лингвистическими доминантами, что и скажем, СБ XIX века. Для выявления доминант СБ целесообразно обратиться к обширной научной и методологической литературе, посвященной оппозиции светский-несветский (см. обзор: [4, Дементьев, 1997, c. 117]). В литературе, однако, лишено достаточной четкости основание данной оппозиции. В разных условиях ее можно понимать как оппозиции:

- искреннее - неискреннее поведение; высокий социальный статус - низкий социальный статус; персональная дистанция - социальная дистанция; истина - содержательная ничтожность; размышления, информативное начало - сплетни, фатическое начало; уважение и самоуважение и др.

В основе большинства работ, посвященных оппозиции светский-несветский, лежат три положения.

Во-первых, СБ понимается преимущественно как этикетный жанр.

Во-вторых, в работах, посвященных small talk, основное внимание уделяется тематической стороне СБ, что, кстати, представляется довольно странным, если учесть, что, в-третьих, СБ понимается как преимущественно праздноречевой (фатический) жанр, т.е. неинформативная речь. Названные три фактора обусловливают ряд более частных особенностей СБ: подготовленность и воспроизводимость композиционных блоков, содержательную и/или формально-содержательную изощренность, эстетические качества речи, поощрение словотворчества, языковой игры. В качестве композиционных блоков СБ обычно выступают воспроизводимые, осознанно выбираемые, эстетически оформленные жанры: тост, анекдот, шутка, ирония, языковая игра, афоризм, сентенция, занимательный рассказ, притча. Коммуникативную цель СБ можно определить как желание развлечь, коммуникативный идеал СБ - уважение к собеседнику и самоуважение.

Из невозможности *светски обсудили; *светский разговор на тему:(только как ирония); *светский разговор о; *мне нужно с тобой светски поговорить следует, что СБ - безусловно фатический жанр, или разновидность small talk. Сам факт общения в СБ важнее передаваемой информации. Ср. выражения: мне приятно с вами светски разговаривать; протекал светский разговор; оживленный светский разговор; изощренный светский разговор; манерный светский разговор; бессодержательный светский разговор; банальный светский разговор; пошлый светский разговор. О неофициальности СБ (хотя это и не вполне неофициальное общение) свидетельствует невозможность: *светский разговор был назначен на 19 часов и состоялся вовремя. В этом отношении следует различать черты СБ, присущие ей как праздноречевому жанру, объединяющие ее с другими фатическими речевыми жанрами, и черты, отличающие СБ от других ФРЖ, в частности, дружеской беседы (ДБ), разговора по душам, исповеди, проповеди.

В лингвистике, к сожалению, мало рассматривалась проблема разграничения светской беседы и дружеской беседы (СБ и ДБ). В кандидатской диссертации Я.Т. Рытниковой [6] противопоставляются "беседа на общие темы" (к которой относится СБ) и дружеская беседа. Беседа на общие темы - это разновидность фатики, направленная на становление и развитие контакта; устанавливающая в качестве основных содержательных темы общечеловеческого и нейтрального характера; тяготеющая к предметным темам, осторожно эксплуатирующая Я-темы и избегающая табу-тем; характеризующаяся тональностью дружелюбия, спокойствия и нейтральности; происходящая между ранее незнакомыми людьми или людьми, находящимися на разной ступени общности в регламентированных ситуациях, располагающих к достаточно продолжительному общению. СБ определяется Я.Т. Рытниковой, главным образом, тематической организацией.

Кстати, в дошедших до нас пособиях "золотого века СБ" - XIX - основные требования предъявлялись именно к темам СБ - о чем не следует и о чем следует говорить (ср. [5, c. 328-336]). Практическая значимость знаний такого рода несомненна (отметим, что читателю XIX в. не нужно было ни объяснять важность хороших манер и правил речевого и неречевого этикета, ни обучать им, в отличие от наших современников).

О принятых в американской СБ (small talk или chit-chat) темах разговора пишет и Е.А. Абросимова в пособии по американскому речевому этикету [1, с. 51-65]. Однако определение, которое Е.А. Абросимова дает СБ, не сводится к одним лишь темам разговора: "легкий, непринужденный разговор, например, на вечеринке, где большинство присутствующих не являются близкими друзьями, а лишь знакомыми и или вовсе незнакомыми. Принято задавать вопросы, которые на первый взгляд, требуют обстоятельных ответов; однако, на самом деле, если собеседник углубится в детали, то его могут не понять или даже упрекнуть в претенциозности" [1, c. 51]. "Вопросы, на первый взгляд требующие обстоятельных ответов", но в действительности совсем не требующие их, представляют собой не что иное, как косвенные высказывания.

Мы полагаем, что для осмысления феномена СБ недостаточно одной тематической организации. В этом смысле более широкой и, так сказать, масштабной представляется нам точка зрения М.М. Бахтина: "...жанрами нужно хорошо владеть, чтобы свободно пользоваться ими. Многие люди, великолепно владеющие языком, часто чувствуют себя совершенно беспомощными в некоторых сферах общения именно потому, что не владеют практически жанровыми формами данных сфер. Часто человек, великолепно владеющий речью в различных сферах культурного общения, умеющий прочитать доклад, вести научный спор, великолепно выступающий по общественным вопросам, молчит или очень неуклюже выступает в светской беседе. Дело здесь не в бедности словаря и не в стиле, отвлеченно взятом; все дело в неумении владеть репертуаром жанров светской беседы, в отсутствии достаточного запаса тех представлений о целом высказывании, которые помогают быстро и непринужденно отливать свою речь в определенные композиционно-стилистические формы, в неумении вовремя взять слово, правильно начать и правильно кончить (в этих жанрах композиция очень несложная)" [2, с. 183].

Таким образом, отличие определения РЖ Бахтиным как речевого жанра от традиционного заключается в перенесении акцента с "темы" разговора (т. е. предмета речи) на "тему речевого жанра", понимание которой (как и "стиля", и "композиции") Бахтиным, как известно, существенно отличается от соответствующих языковедческих понятий [ср. 4, с. 111].

Разговор о СБ невозможно, конечно, вести без рассмотрения "собственно СБ", "золотого века СБ" - XIX . И ДБ, и СБ как характернейшие явления общественной жизни XIX в. многократно упоминались и отображалась в художественной литературе. Пожалуй, ни один писатель не отобразил СБ столь ярко, как Лев Толстой. Классические сцены начала "Войны и мира" нет необходимости пересказывать. Отметим только, что, несмотря на во многом сатирический характер художественного отображения (вечер Анны Павловны не "начался" и не "состоялся", а был "пущен"), получают достаточно объективное отображение доминанты жанра - прежде всего в том, что считалось недопустимым на "вечере". К таким доминантам относится и тематика, и невербальное поведение (жесты, мимика, интонация), и искренность / неискренность. Интересно, что, если Л. Толстой оценивает СБ отрицательно, то, например, Ф. Сологуб - скорее положительно. Все положительные персонажи "Мелкого беса" (Рутиловы, Саша Пыльников, брат и сестра Адаменко) хорошо владеют СБ (они способны говорить публично, интересно и убедительно, даже если это неправда, рассказывают занятные истории, имеют хорошие манеры, легко и приятно улыбаются, а также красиво одеваются, двигаются и танцуют, пользуются кремами и духами), отрицательные же персонажи не владеют СБ совершенно. Можно даже сказать, что каждый отрицательный персонаж "Мелкого беса" является носителем социальной роли нарушителя какого-либо из жанров фатического общения. Главный носитель "передоновщины" одновременно и главный "нарушитель СБ" - он не умеет улюбаться; его выражение лица всегда сонное и одновременно свирепое; у Передонова, чтобя развлекать гостей, только было что карты да водка.

Вспомним еще раз сцену в салоне Анны Павловны Шерер: главным "нарушителем СБ" был Пьер Безухов. В чем заключалось "нарушение"? Не в том, что Пьер слишком увлеченно говорил о военачальниках, о политике России и Франции и т.д., то есть неподобающих темах: Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо, заинтересованный простодушною горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. Дело, таким образом, не в выборе неправильных тем разговора (Анна Павловна и не слышала их, когда поспешила "к опасному месту"), а в их невербальной "обработке".

Анализ современного и исторического речевого материала позволяет дополнить определение СБ еще одной доминантой. По нашему мнению, важная лингвистическая линия противопоставления светский-несветский - фактор адресата. Для СБ он, естественно, важен (речевой этикет, правила вежливости и хорошего тона, куда входит уважение к собеседнику, элиминирование интимных тем и табу-тем, - важная, а может быть, важнейшая составляющая содержания СБ), но она учитывается иначе, чем в "обычном" общении. Дело в том, что СБ - разновидность скорее полилога, чем диалога, даже если светски беседуют двое. Истоки этого явления восходят к сущности "света" как корпоративно или кланово замкнутой общности людей, наделенных властью (в классовом обществе), что обусловливает ряд поведенческих стереотипов и максим, в том числе самоуважение и уважение. Соответственно меняется (по сравнению, например, с жанром дружеской беседы) и характер отдельных реплик, и связь между ними. Тот факт, что СБ - разновидность полилога, обусловливает ряд структурно-языковых особенностей СБ.

Как в любом полилоге, в СБ нужно прилагать больше усилий к "захвату лидерства", здесь нет того практически автоматического переключения "говорящий - слушающий", какое характерно для любого естественного диалога. Перенос лидерства осуществляется по линии наибольшей тематической ценности новой реплики или имитации такой ценности (в ситуации фатического общения главное все же не информация, а сам факт общения), что, естественно, вызывает наибольшие теоретические и практические затруднения. В самом деле, как определяется тематическая ценность реплики в дискурсе? Для этого необходимо, во-первых, точное установление формальных характеристик жанра, во-вторых, его сознательная идентификация как СБ (а не как научной дискуссии или другого информативного полилога с определением тематической ценности реплик, в которых все более-менее ясно). Все это порождает особые требования к форме (нередко эстетической) композиционных блоков СБ, в частности, векторов-ускорений (особенно их инициальных фраз), при этом к форме относим не только ортологическую четкость, но и предметную сферу, а также темп речи, ритм, интонацию. Таким образом, одно из жанровых требований к форме векторов-ускорений СБ заключается в том, чтобы это было некое цельнооформленное единство, не содержащее пауз.

Как полилог СБ состоит из мини-монологов, адресованных всем участникам СБ. Каждая реплика должна быть четко оформлена, "правильно и вовремя начата и правильно и вовремя закончена". При этом важно, чтобы, во-первых, она была адресована всем участникам полилога, а не одному избранному собеседнику (что было бы невежливо по отношению к остальным); во-вторых, недопустимы и собственно монологи, то есть полный захват лидерства одним из участников. Иными словами, ошибочны в СБ как трансформация СБ (полилога) в сторону диалога, так и в сторону монолога.

Отсутствие в собственном смысле слова непосредственности и импровизации, обработанность делают СБ вторичным речевым жанром (М.М. Бахтин) по отношению к "phatic communion" Б. Малиновского. С "непосредственной" фатикой СБ объединяет неинформативность (или малоинформативность), с дистантными вторичными жанрами - внимание к форме.

СБ как вторичный речевой жанр генетически восходит к таким разновидностям фатики (small talk), как болтовня / сплетничанье, но, видимо, никак не к разговору по душам (исповеди, проповеди) - жанрам, преимущественно интимным, диалогическим. К вторичным РЖ, развившимся на базе последних, можно отнести, во-первых, дружескую лирику (например, "Послание к Чаадаеву" А.С. Пушкина), во-вторых, - упоминавшиеся здесь эстетические "кружковые разговоры" пушкинской эпохи.

Оппозиция светский-несветский во многом пересекается с такими оппозициями, как личностное - социальное общение и обработанное - необработанное общение. Показательно в этом отношении отсутствие СБ в диалектной речи (что, однако, не значит, будто в народной культуре нет своего этикета). Причины такого отсутствия заключаются не только в том, что на диалекте не говорит высшее сословие ("свет"), не только в отсутствии в диалекте собственно стилей, но и в особой личностности диалектной речи [4, Гольдин, 1997, с. 17-18].

Существует ли СБ в просторечной среде? По-видимому, нет - по той же причине повышенной личностности, что и в общении на диалекте, а также повышенной агрессивности просторечного общения.

Требует специального обсуждения вопрос о косвенном характере СБ. СБ как косвенный РЖ изучена значительно меньше, чем, например, флирт или ирония, механизм косвенности, антифразиса в которых более очевиден и рассматривался достаточно подробно и с разных точек зрения (некоторыми исследователями флирт и ирония даже отождествлялись с косвенностью, косвенными речевыми актами - см., например, [3, Варзонин 1994]). С другой стороны, косвенный характер СБ очевиден. Достаточно строгие этикетные требования к тематике и форме речи распространяются и на степень эксплицитности: кроме явно запретных тем, существуют темы, о которых говорить можно только иносказательно, посредством эвфемизмов. При кажущейся важности тем, которые могут обсуждаться как будто очень заинтересованно, энергично (даже возбужденно) и профессионально, все же раскрытие темы, ее обсуждение никогда не бывают основной целью СБ. Доказать это утверждение достаточно просто: участники СБ никогда не собираются ради одного этого. В то же время нельзя сказать, что содержание разговоров, логическое обсуждение тем совсем не имеют значения. Определить "степень значимости" тем СБ, как уже отмечалось, весьма трудно .

Косвенный характер СБ генетически роднит ее с другими фатическими жанрами, но механизм косвенности в них несколько различается. Диада, лежащая в основе косвенности в СБ, - противоречие между внешней информативной нагруженностью высказываний и действительным, скорее фатическим, чем информативным, содержанием.

Интересно, что раскрытие тем, да и сами темы СБ выполняют именно внешнюю, служебную роль - это форма СБ. Маркером истинной их интерпретации, того, что они должны быть восприняты как реплики СБ, а не, скажем, научной дискуссии, является форма коммуникативной ситуации в целом, а не отдельных реплик, как правило, совпадающая и даже иногда эстетически превосходящая форму соответствующих аргументов, тезисов и прочих риторических фигур зоны информативной речи.

Данная оппозиция, как и абсолютное большинство разновидностей косвенности, основывается на оппозиции "автор - адресат".

Итак, речевой жанр светской беседы обнаруживает три типа черт. Первый тип черт - те, что объединяют СБ с фатикой в целом. Сюда относится общая коммуникативная цель - гедонистического общения, приятного совместного времяпрепровождения, стремление развлечь, доставить удовольствие партнеру и себе. Вторая группа черт - те, что объединяют СБ с речевым этикетом. Сюда относятся социально регламентированные предписания относительно репертуара жанров светской беседы, репертуара тем, табу-тем и "табу-действий", достаточного запаса представлений "о целом высказывании, способах вовремя взять слово, правильно начать и правильно кончить", отношение к собеседнику скорее как к носителю социальной роли и социального статуса. Третья группа - черты, присущие собственно СБ. Относим сюда, во-первых, ограниченность средств СБ, в отличие от территориально, социально, профессионально, ситуативно и психологически универсального или почти универсального речевого этикета.

Список литературы

Абросимова Е.А., Кейгел П.Д. Здравствуйте, американцы! Hi, folks! Саратов, 1997.

Бахтин М.М. 1996 - Проблема речевых жанров. Из архивных записей к работе "Проблема речевых жанров". Проблема текста // Бахтин М.М. Собрание сочинений в 5 т. Работы 1940-х - начала 1960-х годов. М., 1996. Т. 5.

Варзонин Ю.Н. 1994 - Коммуникативные акты с установкой на иронию. Автореф. дис.... канд. филол. наук. Тверь, 1994.

Гольдин В.Е. Теоретические проблемы коммуникативной диалектологии: Дис. в виде науч. докл. ... д-ра филол. наук. Саратов, 1997; Дементьев В.В. Изучение речевых жанров. Обзор работ в современной русистике // ВЯ. 1997. No 1.

Михальская А.К. Основы риторики. Мысль и слово. М., 1996.

Рытникова Я.Т. Семейная беседа: обоснование и риторическая трактовка жанра. Автореф. дис... канд. филол. наук. Екатеринбург, 1996.