Культурологический аспект изучения фразеологических единиц (на материале очерка)

Д.К. Лопарева, Бийский педагогический институт

В последние десятилетия наблюдается расширение сферы культурологического подхода в исследованиях самых различных направлений и в отечественной, и в зарубежной науке. С момента становления отечественной культурологии наша традиция включает психологический аспект, который подразумевает необходимость учета таких элементов культуры, как языковой, знаковый вообще, охватывающий всю систему символов и смыслов, вплоть до обрядов и ритуалов [1;2;3;4;5].

Представляется, что анализ языковой культуры без учета таких средств языка, как фразеологические единицы (ФЕ), будет неполным, ведь функционирование фразеологизмов в определенный исторический период отражает культурную ситуацию рассматриваемого времени. ФЕ являются одними из самых выразительных средств языка, и стилистика фразеологических единиц, как правило, рассматривается в рамках лексической стилистики.

Образность, эмоциональность, экспресcивность, оценочность - абсолютные выразительные свойства ФЕ - лежат в основе функционирования фразеологизмов без изменения семантики и структуры. Ингерентное использование фразеологизмов в жанре очерка выполняет две основные функции: изобразительно-оценочную и изобразительно-живописующую. Фразеологические единицы, выполняющие первую функцию, дают оценку через образ, послуживший основой для создания ФЕ, что позволяет автору выражать определенное отношение к лицам, фактам и вызывать ответные эмоции у читателя: "Наша история не сказка о том, как честный дядя-руководитель попал в сети прожженых дядей-дельцов. И не новелла о том, до чего доводит жажда наживы: какая уж там нажива, плащ да вазы"(Щекочихин Ю. Подкуп // Лит.газ. 1983. 19 янв. С.15). При использовании фразеологизмов в изобразительно-живописующей функции, авторами достигается не только образное изложение мыслей, но и большая убедительность: "... Обойдя очередь, я поняла, что мне ничего не светит - самое интересное расхватывают в первый момент"(Васильева Л. Альбион и тайна времени // Новый мир. 1978. N 4. С.225).

Адгерентная выразительность фразеологизмов выявляется только в специально организованном контексте и реализуется в таких стилистических приемах, как амплификация ("... Может и не появиться. И пошла работа спустя рукава, и пошли перекуры, и пошел брак, которому место в луже уже принадлежит по праву" ( Голованов Я. Чистота // Всего одна жизнь. М., 1984. С.156-157)), антитеза ("Недавно на совете РАПО долго думали-гадали - брать эти комбинаты под свое крыло или пустить их по течению? (Глушаков В. Один день с председателем райисполкома // Неман. 1984. N 10. С.120)), обобщенно-дескриптивный ("Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Если ЦРУ и ФБР не брезгуют связями с "Коза нострой", то полиции сам бог велел быть в контакте с ней, хотя, казалось бы, она первой должна была обрушиться на преступников" (Николаев В. Зловещий симбиоз // Мафия: государство в государстве. М., 1982. С.56)) и дескриптивно-обобщенный ("А рухнет что у следующей смены - нам какое дело? Авария у них - не у нас, машины стоят - не наш карман плачет" (Кульбицкий Г. Нефть и город // Знамя. 1981. N 6. С.183)), стилевой контраст ("Тут бы и прикусить язык Вашингтонским борцам за права человека! Но ведь не прикусили. Ничтоже сумняшеся в срочном порядке организовали в ЦРУ "бюро" для слежения за тем, как в других странах, главным образом, в социалистических, осуществляются права человека" (Большаков В. Над пропастью во лжи. М., 1981. С.69)), фразеонабор ("Нельзя отрицать, мелиораторы, согласно политике последних лет, возвратили к жизни немало земли, но запустение наступает на пятки возрождению, а великое переселение из глубинных сел в города не ослабевает, хотя льгот и посулов - хоть пруд пруди..." (Абрамов Ф, Чистяков А. Чем красна изба // Нева. 1981. N 4. С.157)).

Выразительность всего контекста с использованием амплификации создается перераспределением коннотативных сем в стилистическом значении всего фразеологизма в сторону интенсификации проявления либо экспрессивности, либо эмоциональности, либо оценочности. Применяя прием антитезы, автор добивается резкого усиления выразительности текста при противопоставлении понятий, мыслей, образов. В противоположность амплификации, которая выделяет то различное, что заключается в семантике синонимичных лексем и ФЕ, антитеза подчеркивает то общее, что содержат в себе противоположные слова и фразеологизмы.

Обобщенно-дескриптивный и дескриптивно-обобщенный приемы тесно связаны с понятием образности. Сущность подобных приемов заключается в том, что фразеологическая единица выносится в начало или конец СФЕ (сверхфразовое единство), а последующий или предварительный текст раскрывает микрообраз, заключенный во фразеологизме. В основном это служит для обобщающей характеристики ситуации. В этих случаях наблюдается перераспределение коннотативных сем в сторону усиления оценочности. При использовании стилевого контраста, как правило, придается ироническое звучание всему контексту. При фразеонаборе насыщенность фразеологическими единицами небольшого контекста имеет целью более детально и со всех сторон описать события или характеры людей. Каждый фразеологизм в этом случае реализует свой набор коннотативных сем.

Фразеологические единицы в языке очерка 80-х выполняют важную эстетическую функцию и включенные в специально организованный контекст, служат основной функции публицистики - функции воздействия и формирования общественного мнения.

Список литературы

Ампилов В.А. Современный газетный очерк. Минск, 1972. 180 с.

Вакуров В.Н. Основы стилистики фразеологических единиц (на материале советского фельетона). М., 1983. 175 с.

Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М., 1980. 280 с.

Пищальникова В.А. Проблема смысла художественного текста. Психолингвистический аспект. Новосибирск, 1992. 132 с.

Телия В.Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988. 173-204 с.