Формула латинского фонетического закона и ее применение

Т. А. Карасева

Еще в 1914 г. ученик А. Мейе Ж. Вандриес писал: «Как формула происшедшего в прошлом изменения фонетический закон имеет абсолютный характер. Эта его черта вытекает из согласованности фонетической системы и из правильности ее изменений. Так как изменение связано не со словом, а с артикуляцией, все слова, заключающие в себе ту же артикуляцию, изменяются одинаково. В этом сущность фонетических законов; это - формулы, выражающие итог процесса, это - правила соответствий». Обобщая исследования ученых ХХ века, посвященные фонетическим законам (ФЗ), В. К. Журавлев в статье 1984 г. приводит формулу, выражающую сущность любого ФЗ: звук (а) регулярно переходит в звук (b) в строго определенной позиции (p) в данном языке (L) на данном этапе развития (T). Эта же формула приведена и в статье В. К. Журавлева «Фонетические законы», в Лингвистическом энциклопедическом словаре.

Рассмотрим параметры T, L и P приведенной формулы применительно к фактам истории латинского языка.

1. Параметр T (tempus, время). На чем основано установление времени действия того или иного ФЗ? В первую очередь на датировке надписей. Но датировка надписей часто бывает приблизительной. Она более или менее надежна, когда в надписи есть упоминание известного исторического события или лица, даты жизни которого известны. Конечно, играют роль и форма букв, и датировка археологами предметов, на которых начертана надпись, а также предметов, окружающих находку. Следует учитывать, что фиксация фонетического изменения в надписи, как правило, опаздывает по сравнению со временем действия ФЗ. Это опоздание приблизительно равно продолжительности жизни одного поколения (то есть для античности - около 50 лет, а иногда и больше). Если римская традиция сообщает, что Луций Папирий Красс, цензор 339 г. до н.э., первый в своем роде именовался Papirius, а не Papisius (Cic., Epist, IX 21,2), то 339 г. нужно считать не временем начала действия закона ротацизма, а временем завершения его действия. Таким образом, параметр Т для закона ротацизма нужно определять как начало IV в. до н.э.

Время действия ФЗ должно определяться также на основании реконструкции системы и относительной хронологии фонетических процессов. Так, например, относительная хронология изменений дифтонгов в архаической латыни позволяет выстраивать цепочку: Т1, Т2, Т3.

Фонетический закон гласит: eu > u, но относительная хронология этого изменения дает нам eu > ou (T1), ou > u (T2). Когда в системе дифтонгов и долгих гласных освобождается место дифтонга ou, на это место передвигается oi (Карасева, 2003, с.27-28). Дифтонг oi, изменившись в ou, далее по цепной реакции переходит в u, но u < oi возникает позже, чем u < eu.

2. Параметр P (positio). Указанные выше изменения происходили в сильной позиции, в ударном слоге. Однако изменение дифтонга eu даже в сильной позиции зависело от окружающих его звуков. Между l и губным *eu > ou > oi > ei > i. После начального v и между l и губным или лабиовелярным oi не изменялось в ou, а переходило в ei и затем в i. (Тронский, 2001, с.84).

Таким образом формулы для фонетических законов eu > ou > u, oi > ou > u, oi > ei > i должны приводиться с указанием позиций.

Если позиция, в которой происходит фонетический переход, не может быть установлена, значит данное фонетическое изменение нельзя считать фонетическим законом, поскольку формула фонетического закона предполагает наличие в ней всех параметров (a, b, p, L и T). Так, невозможно установить позицию для изменения oi > oe. Это изменение можно назвать фонетической тенденцией по аналогии с изменением ai > ae на рубеже III - II вв. до н.э., или влиянием заимствований из греческого.

3. Параметр L (lingua, язык).

Если для римской латыни можно назвать фонетическими законами - ei > i, ou > u, то для территориально близких к Риму говоров Пренесте, Норбы и языка фалисков законами являются изменения ei > e, ou > o, происходившие в тот же период, что и указанные изменения в Риме.

Если в большинстве латинских говоров к V в. до н.э. уже завершился переход eu > ou, а к концу IV в. до н.э. завершилась монофтонгизация ou > u (из *eu), то на крайнем юге Италии, в Калабрии, встречается написание Teurano в приписке к сенатскому постановлению о святилищах Вакха (186 г. до н.э.): in agro Teurano.

Сохранение дифтонга eu здесь следует объяснять особенностями местного говора (L), а также спецификой имен собственных, дольше сохраняющих архаические черты.

Все сказанное выше должно найти применение, во-первых, при реконструкции архаических латинских текстов и их толковании, и во-вторых, при обучении латинскому языку в высших учебных заведениях.

Параграфы учебника латинского языка, посвященные фонетическим законам (см., например, пар. 17-25 прекрасного учебника под ред. В. Н. Ярхо и В. И. Лободы), приводят только параметры a, b, p указанной выше формулы Ф3, однако, как правило, упоминаются только основные фонетические законы, и не указывается ни параметр Т (за исключением закона ротацизма), ни параметр L. Так, например, в параграфе 22 указанного учебника говорится: в серединном открытом слоге дифтонг ai (впоследствии ae) переходит в i долгое, однако лучше было бы сначала привести закон: ai > ae в начальном слоге в конце III в. до н.э. в говоре Рима, а затем говорить о переходе в другой позиции ai > i. Тогда не было бы ошибки cecidi из cecaedi (c. 26). Действительно, сначала в серединном открытом слоге ai > ei (T1), a затем уже ei > i (T2) (Тронский, 2001, с. 89), но никогда долгий гласный i в указанной позиции не происходил из ае. То есть необходимо четко разграничивать две линии изменения дифтонга ai в разных позициях:

ai > ae (P1, T1),

ai > ei (P2, T1) > i (T2).

Переход ai > ei > i долгое сопоставим с законом редукции краткого гласного в серединном открытом слоге: a > e > i.

Список литературы

Вандриес Ж. Язык. Лингвистическое введение в историю. Пер. с франц. Изд. третье, М.: Едиториал УРСС, 2004, с. 52.

Журавлев В. К. Диахроническая фонология, состояние и перспективы // ВЯ, N 5, 1984, с. 39-48.

Журавлев В. К. Фонетические законы // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия», 1990, с. 554-555.

Карасева Т. А. Историческая фонетика латинского языка. Изд. второе. М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003.

Латинский язык под ред. В. Н. Ярхо, В. И. Лободы. 4-е изд., М.: Высшая школа, 1993, с. 24-26.

Тронский И. М. Историческая грамматика латинского языка. Изд. второе, М.: изд-во «Индрик», 2001.