ОМСКАЯ АКАДЕМИЯ МВД РОССИИ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

 

 

 

                                       

 

                                          КУРСОВАЯ РАБОТА

 

ТЕМА: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ И ОРГАНА ДОЗНАНИЯ 

 

 

 

 

 

 

выполнил: курсант 307 уч. гр.

                                                                                                  рядовой милиции

                                                                                            Изотенко В. А.

                                                                         

 

 

 

 

 

 

 

                                                  ОМСК 2004 

                                      

СОДЕРЖАНИЕ

                  

Введение  ………………………………………………………………………..3                                                                                              

1. Понятие, правовая основа и принципы взаимодействия…………………..5           

2. Формы взаимодействия……………………………………………………..15                                                                   

Заключение……………………………………………………………………..33                                                                                           

Использованная литература …………………………………………………..34                                                               

                                                    ВВЕДЕНИЕ

     Обострившаяся социально-экономическая обстановка, деградация общества,  правовая безграмотность и неспособность многих людей привыкнуть к реалиям новой жизни обуславливает непрекращающийся, идущий быстрыми темпами рост преступности в Российской Федерации ставит как перед юристами-практиками, так и перед юристами-теоретиками сложный и с первого взгляда неразрешимый вопрос о поиске новых методов в борьбе с криминализацией общества.

Раскрыть преступление только процессуальным путем невоз­можно, и для успешного расследования уголовного дела необходимо четко налаженное и согласованное взаимодействие следственных ор­ганов и органов дознания, сочетание процессуальных и оперативно-розыскных форм получения доказательств и установления истины по делу. Состояние правопорядка диктует необходимость повышения эффективности координации деятельности правоохранительных орга­нов, в частности органов следствия и дознания.

Однако не все обстоит гладко в области взаимодействия орга­нов предварительного расследования. То, что каждое третье преступ­ление в стране остается нераскрытым, обусловлено в немалой степени разобщенностью действий органов следствия и дознания, слабыми и непродуктивными формами взаимодействия, недостаточной профессиональной подготовкой, а в ряде случаев и притуплением чувства ответственности за порученное дело у следователей и работников ор­ганов дознания, недостаточной помощью со стороны сотрудников криминальной милиции.

Зачастую сотрудники органов предварительного расследова­ния не имеют представления, каким образом разграничивается их компетенция. В ряде органов при оформлении следователями поруче­ний органам дознания допускается постановка задач, которые выхо­дят за пределы компетенции конкретного учреждения, что в частности, связано с нечетким представлением следователей о правоспособности органов дознания, соотношения последних с компетенцией милиции и других органов расследования.

В своей работе я хотела бы  дать определение взаимодействия, отметить его принципы и задачи, а также остановиться на спорных моментах, касающихся наиболее важных, с моей точки зрения, форм взаимодействия.

1. Понятие, правовая основа и принципы взаимодействия.

Понятие «взаимодействие» многогранно и различные науки определяют его с  различных сторон. Так, с точки зрения науки философии взаимодействие — философская категория, отражающая процессы воздействия объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого. Взаимодействие — объективная и универсальная форма движения, развития, определяет существование и структурную организацию любой материальной системы.[1]

Переходя на более низкий уровень можно рассматривать конкретно взаимодействие органов внутренних дел так, как это делает наука ОРД:

Взаимодействие  —  деятельность,  заключающаяся  в  наиболее целесообразном выборе и реализации организационных и тактических мер, направленных на создание оптимальных условий для решения задач борьбы с преступностью путем осуществления упорядоченных и взаимоувязанных действий двух или более субъектов.

Еще более конкретизируя понятие и оставаясь в рамках науки ОРД можно вывести что: взаимодействие органов дознания и предварительного следствия это основанная на законе, согласованная по целям, месту и времени, деятельность данных субъектов, осуществляемая в целях предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также розыска преступников.[2]

Необходимость тесного сотрудничества следователя и органа дознания определяется тем, что общие задачи они решают разными методами. Следователь это делает в процессуальной форме, посредством производства следственных, процессуальных действий, а орган дознания — главным образом посредством оперативно-розыскных мер. Характеризуя сущность взаимодействия следователя и органа дознания, С.В. Мурашов отмечал, что оно »предполагает совместные усилия в раскрытии и расследовании преступлений путем сочетания методов и средств, присущих этим службам, при четком разграничении полномочий предварительного следствия и дознания»

 Взаимодействие следователя и органа дознания обусловлено объективными предпосылками:

- общностью стоящих перед ними задач по борьбе с преступно­стью. Следователь и работники органа дознания по своему служебно­му положению обязаны предотвращать, пресекать и раскрывать пре­ступления, направлять свои силы в конечном счете, на ликвидацию преступности и порождающих ее причин; взаимодействие же, как раз и призвано обеспечить наиболее эффективное осуществление этих задач;

- различием их полномочий. Действия следователя направлены на получение судебных доказательств, а органа дознания — главным образом на установление источников доказательственных фактов, реа­лизуемых следователем в судебные доказательства посредством след­ственных действий. Последние (за исключением осмотра места про­исшествия) производятся следователем после возбуждения уголовного дела и до окончания его расследования; оперативно-розыскные меры могут применяться до возбуждения уголовного дела, на протяжении всего хода расследования, а иногда и после окончания производства по делу.[3]

           — специфичностью их сил, средств и методов борьбы с преступ­ностью. Деятельность следователя строго регламентирована уголовно-процессуальным законом, что и определяет характер применяемых им при взаимодействии средств и методов. Работа органа дознания слага­ется из административно-правовой, процессуальной (в виде производ­ства дознания) и оперативно-розыскной деятельности. Последняя ха­рактерна только для него и занимает наибольший удельный вес в общем, объеме средств и методов, применяемых им при взаимодействии со следователем;

- самостоятельностью следователя и органа дознания, вытекаю­щей из отсутствия административной подчиненности их друг другу. В процессе взаимодействия они применяют по своему усмотрению те или иные присущие им средства и методы. Взаимодействие не может стро­иться на соподчинении, в основу его должна быть положена незави­симость каждого из сотрудничающих органов;

-повышением уровня работы по предупреждению и раскрытию преступлений. Правильно организованное взаимодействие помогает правоохранительным органам повысить качество и эффективность своей работы, позволяет достичь решения стоящих перед ними задач с минимальными затратами сил и средств.

Тем не менее, тесная и всесторонняя взаимосвязь служб, осу­ществляющих правоохранительную функцию, общность целей и задач не устраняет значительной дифференциации в правовом регулирова­нии их деятельности, не исключает некоторых различий в зависимости от особенностей каждого органа, осуществляющего свои функции, предписанные законом. В процессе следователь и орган дознания принимают от имени государства властные решения, подтверждающие наличие у каждого из них определенных прав и обязанностей либо их отсутствие. Принятые ими решения в отношении физических и юриди­ческих лиц обладают властным характером и подлежат обязательному исполнению. Таким образом, реализуемым решениям в процессе взаи­модействия между органами дознания и следствия присущ метод вла­стных предписаний.

Взаимодействие является одной из функций управленческой деятельности, оно обеспечивает разделение труда и согласованность действий, позволяет экономить силы, средства, время. С помощью взаимодействия реализуются задачи, которые невозможно решить раз­розненными, разобщенными действиями.

Управление взаимодействием в борьбе с преступностью предпо­лагает наличие определенного режима данного взаимодействия; под­держание этого режима в заданном состоянии; постоянное его совер­шенствование в целях обеспечения все большей эффективности непо­средственной правоохранительной деятельности.

Все это позволяет сделать вывод, что одним из важнейших путей активизации и оптимизации взаимодействия в сфере уголовной политики является как раз система управления борьбой с преступно­стью.[4]

Одной из задач взаимодействия органов дознания и сле­дователя является организация как объединение людей. Организация позволяет сформировать единую управленческую систему, определен­ное строение, схему, место и роль каждой стороны, дает возможность отработать приемы и способы взаимодействия. Организация взаимо­действия включает установление прав и обязанностей сторон, порядок отношений, расстановку сил и средств.

Организация взаимодействия между органами дознания и сле­дователем не возможна без информационного обеспечения. Взаимо­действуя, стороны собирают, накапливают, хранят, анализируют по­ступающую информацию, которая впоследствии реализуется через принятие важных управленческих решений по конкретным уголовным делам. Взаимодействуя между собой, органы дознания и следователь постоянно отслеживают обстановку, стараются предвидеть ее измене­ния, определяют и прогнозируют динамику роста и спада преступных проявлений.

Взаимодействие между органами дознания и следствия невоз­можно без надлежащего руководства. С помощью руководства уточ­няются цели и задачи взаимодействия, конкретизируются приемы и ме­тоды, отрабатывается тактика и стратегия, повышается эффектив­ность, достигается конечный результат. Наряду с этим оказывается влияние на поведение конкретных людей, участвующих в процессе взаимодействия. Важное значение в процессе взаимодействия органов дознания и следователя отводится контролю. Контроль позволяет своевременно выявлять возможные недостатки и упущения в процессе взаимодействия, конкретизировать ранее принятое решение, оценивать промежуточный и конечный результат деятельности.[5]

Касаясь вопроса о нормативной основе необходимо отметить, что основным нормативным актом, регулирующим процесс взаимодействия дознания и предварительного следствия ОВД является Приказ МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334 "Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений" (с изменениями от 13 февраля 1997 г.)

Данный иормативно-правовой акт хотя и не дает определения взаимодействия, но определяет его основополагающие принципы такие как:

- соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан;

- комплексное использование сил и средств органов внутренних дел;

- персональная ответственность следователя, руководителей оперативных подразделений и начальников милиции общественной безопасности за проведение и результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

- самостоятельность следователя в принятии решений,  за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством;

- самостоятельность сотрудников оперативных подразделений  в  выборе средств и методов оперативно-розыскной деятельности в рамках действующего законодательства;

- согласованность планирования следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

-  непрерывность  взаимодействия  в  организаторской    деятельности, расследовании и раскрытии преступлений до принятия решения по уголовному делу.

Рассмотрим указанные принципы более подробно:

1. Принцип соблюдения законности, конституционных прав граждан неразрывно связан с соответствием закону конкретных действий и актов, неуклонным исполнением законов всеми участниками общественных отношений. Сказанное в полной мере относится и к рассматриваемому взаимодействию. Более того можно смело утверждать, что лишь при осуществлении принципа законности в полной мере могут быть реализованы требования всех других принципов этого взаимодействия применительно к нему принцип законности находит свое конкретное проявление:

- в строгом соблюдении следователем и работниками органа дознания уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативных актов МВД РФ.

- в предупреждении, пресечении и устранении иных нарушений законности со стороны любого лица, о которых становится известно следователю и органам дознания в процессе их взаимодействия.[6]

2. Комплексное использование сил и средств, которыми располагают следователь и оперативные работники, предполагает, во-первых, что взаимодействие будет осуществляться во всех формах с учетом конкретных ситуаций; во-вторых, следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия должны составлять единый процесс установления истины по делу. При комплексном подходе к использованию сил и средств в процессе взаимодействия усилия следователя и оперативных работников по раскрытию преступления являются звеньями одной цепи, порождающими и дополняющими друг друга. На основе информации, полученной в результате оперативно-розыскной деятельности, следователь возбуждает уголовное дело. Результаты проведенных им следственных действий часто требуют осуществления оперативно-розыскных мер, которые позволяют в свою очередь наметить и провести целеустремленные следственные действия по установлению и закреплению в деле доказательств. И так до конца расследования.[7]

3. Самостоятельность следователя в принятии решений.

Действие этого принципа вытекает из процессуального статуса следователя и характера его процессуальных отношений с органом дознания. При производстве предварительного следствия все решения о его направлении и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Кроме того, он оценивает собранные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом.

4. Самостоятельность органов дознания в выборе средств и ме­тодов оперативно-розыскной деятельности (в пределах действующего законодательства) состоит в том, что оперативный работник самостоя­тельно осуществляет оперативно-розыскные мероприятия по обнару­жению и задержанию лиц, совершивших преступления; сам определяет те поисковые мероприятия, для проведения которых должны быть ис­пользованы силы и средства других служб и своевременно привлекает к сотрудничеству эти службы; несет ответственность за качественное проведение оперативно-розыскных мероприятий.

5. Плановость взаимодействия — важнейший принцип.  Необходимо осуществлять согласованное планирование следст­венных и оперативно-розыскных мероприятий, строить всю работу на плановой основе. План помогает взаимодействующим субъектам при выполнении своих функций учитывать различные ситуации, эффективно использовать свои возможности. В плане нужно предусмотреть уча­стие всех заинтересованных служб. План расследования определяет сферы и порядок их взаимодействия. Он может быть как единым для всех исполнителей, так и раздельным. Раздельный план составляют то­гда, когда требуется расшифровать конкретное содержание оператив­но-розыскных мер, отражение которых в общем, плане не целесообраз­но. Отдельный план составляют и для производства наиболее слож­ных следственных действий.

6. Непрерывность взаимодействия при расследовании преступ­лений означает, что оно начинается с момента возникновения повода к возбуждению уголовного дела либо оснований к розыску скрывшегося преступника. В дальнейшем продолжительность и интенсивность взаимодействия предопределяются обстоятельствами и интересами де­ла; взаимодействие длится столько, сколько требует сложившаяся по делу следственная ситуация.[8]

Прежде всего обращает на себя внимание конкретность указанных принципов в отличии от приведенных ранее, что и не удивительно, поскольку непосредственно закон, как регулятор практической деятельности ОВД должен быть более конкретен нежели общетеоретические научные выкладки. Кроме того из списка, установленного законом исчезают некоторые принципы: принцип научности (хотя это и не верно, но зато наиболее реально: о какой научности может идти речь в современных условиях в которых находятся Райлинорганы   внутренних   дел!),   принцип   равноправия   субъектов (действительно, УПК устанавливает некоторое подчинение органов дознания органам предварительного следствия. Так, например органы следствия вправе давать поручения органам дознания для проведения теми отдельных следственных   и   оперативно-розыскных   действий,   которые   орган предварительного следствия сам произвести не в состоянии. В практической деятельности  постоянно происходит превышение следователями своих полномочий, в виде вынесения поручений, выполнение которых возможно и должно производится органами   предварительного следствия во взаимодействии с иными службами.

Кроме принципов закон определяет основные задачи взаимодействия:

- обеспечение   неотложных   следственных   действий   и оперативно- розыскных мероприятий при совершении преступлений;

- всестороннее    и    объективное     расследование     преступлений, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников;

    — осуществление   мероприятий,    направленных    на    возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям вне зависимости от форм собственности преступными действиями виновных лиц.

Необходимо отметить, что если две первые задачи решаются в настоящее время органами внутренних дел на достаточно высоком уровне, то третья задача, а конкретнее возмещение материального ущерба в современных условиях является почти недостижимой.

            В завершение общей характеристики взаимодействия дознания и предварительного расследования хотелось бы привести нормативно-правовую основу данного взаимодействия:

   — Конституция Российской Федерации;

   — уголовное и   уголовно-процессуальное   законодательство   Российской Федерации;

  — ФЗ  ,, Об оперативно-розыскной деятельности,,;

  — международные   договоры   Российской   Федерации   по   вопросам взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью;

  — Инструкция   по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений;

   — Временная инструкция об особенностях взаимодействия органов предварительного следствия  и оперативных подразделений криминальной милиции

2. Формы взаимодействия.

 Взаимодействие следователя и органов дознания происходит в двух основных формах: процессуальной и организационной.[9]

Процессуальные формы взаимодействия между следователем и органом дознания законодательно закреплены в УПК РФ. Они предусмотрены также и в других законах, в связи с чем отношения ме­жду субъектами взаимодействия носят правовой характер.

Процессуальными формами являются:

        — возбуждение органом доз­нания дел о преступлениях, подследственных следова­телям, и проведение по этим делам неотложных след­ственных действий (ст. 157 УПК, ст. 11 Закона об ОРД);

        —  производство органом, осуществляющим ОРД, розыс­кных и следственных действий по поручениям следова­теля, которые обязательны для исполнения ( п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК, ст. 14 Закона об ОРД);

       —  оказание органом, осуще­ствляющим ОРД, по требованию следователя содей­ствия при производстве отдельных следственных дей­ствий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК, ст.11 Закона об ОРД);

       —  привод подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего (ст.113 УПК);

       —  осуще­ствление органом, осуществляющим ОРД, по поста­новлению следователя розыска обвиняемого, скрыв­шегося от следствия как до, так и после приостановле­ния дела по этому основанию (ст.210 УПК, ст. ст. 2, 11 Закона об ОРД);

       — принятие органом, осуществляющим ОРД, по поручению следователя мер к установлению лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, по делам, приостановленным производством (п.1 ч.2 ст.209 УПК, ст. ст. 2, 14 Закона об ОРД); [10]

Организационная форма взаимодействия следователя и органа дознания является производной от процессуальной, неразрывно свя­зана с ней. Организационная форма вырабатывается практикой и рег­ламентируется ведомственными нормативными актами. Организационными формами являются:

           1. Создание следственно-оперативных групп и оценка ре­зультатов такого взаимодействия;

            2. Взаимный обмен информацией между следователем и опера­тивным работником;

            3. Согласованное планирование следственных действий и опера­тивно-розыскных мероприятий.[11]

На мой взгляд наиболее сложными, дискуссионными являются вопросы, касающиеся дачи следователем отдельных поручений органу дознания и организации взаимодействия в составе следственно-оперативной группы, которые я рассмотрю подробнее.

   Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность использования следователем помощи органов дознания при расследовании преступлений. На основании ст. 38 УПК РФ следователь вправе давать органу дознания письменные поручения, обязательные для исполнения о производстве отдельных следственных действий и, кроме того, о производстве иных процессуальных действий.

При расследовании преступлений следователи довольно часто используют предоставленную им возможность пользоваться содействием и помощью органов дознания. Надо заметить, что в большинстве случаев помощь эта оказывается действительно эффективной и результативной,  а совместная деятельность по расследованию преступлений — плодотворной и действенной.

Однако нельзя не отметить и того факта, что сотрудники следственных подразделений в отдельных случаях злоупотребляют своими полномочиями и поручают органам дознания выполнение таких действий, которые они вполне могли бы осуществить сами. Нередки случаи, когда следователи перекладывают свои обязанности на органы дознания, что вызывает негативное отношение с их стороны и ведет к конфликтным ситуациям на практике.

В этой связи вполне закономерно возникает вопрос: какие именно следственные действия и в каком объеме могут быть поручены органу дознания? Разрешение поставленного вопроса имеет определенное значение с той точки зрения, что по поручению следователя орган дознания становится в положения надлежащего субъекта сбора доказательств по уголовному делу, не находящемуся в производстве у органов дознания. В этом смысле четкое установление пределов компетенции органов дознания имеет значение с позиции допустимости доказательств, полученных следователем.

В уголовно-процессуальном законе отсутствует перечень и объем тех следственных действий, которые могут быть поручены органу дознания. Подобная ситуация позволяет следователю самому определять, что он поручает выполнить органу дознания. Представляется, что такое положение вещей не всегда справедливо к органам дознания, которые, помимо выполнения поручения следователя, имеют и другие уголовно-процессуальные обязанности, возлагаемые на них законодателем. При этом следует иметь в  виду, что в поручении следователь зачастую ограничивается формальным перечислением поручаемых действий, не указывая мотивы, по которым он вынужден их поручить.

Для разрешения обозначенной проблемы следовало бы выработать и закрепить в законе условия, при которых будет оправдан объем действий, поручаемый органу дознания.

     В этой связи теоретическое и практическое значение имеет разрешение вопроса о том, что может быть определяющим при выборе следственных действий, поручаемых органу дознания.

В юридической литературе по данному поводу высказаны различные точки зрения.

Так, например Г. В. Дроздов, Г. Д. Луковников полагают, что следователь не вправе поручать производство наиболее важных следственных действий, например, допрос подозреваемого, обвиняемого. Однако что понимать под наиболее важными следственными действиями- авторы не разъясняют.  В. М. Быков, например, относит к важным следственным действиям такие, в ходе производства которых получены важные доказательства.

Однако при расследовании преступлений следователь не всегда имеет возможность предугадать результат следственного действия. Насколько доказательство оказалось ценным, можно судить после его оценки, сопоставляя с другими доказательствами. В любом случае это можно сделать после совершения следственного действия.

Самый заурядный допрос может неожиданно обернутся получением очень важного, весомого доказательства. Поэтому с моей точки зрения, недопустимо делить следственные действия на важные и не важные. Такой критерий как, «важность» следственного действия, нельзя признать удачным, определяющим выбор следственного действия.

Некоторые ученые полагают, что нельзя поручать органу дознания выполнение таких действий, которые следователь обязан во всех случаях выполнять сам.

Однако по смыслу уголовно-процессуального закона только следователь и должен производить следственные действия по уголовному делу, находящемуся у него в производстве, так как он является надлежащим субъектом расследования. Но именно в силу различных причин следователь не всегда может выполнить все необходимые следственные действия по уголовному делу. Учитывая это обстоятельство, законодатель и предусмотрел возможность использование помощи органу дознания. Критерий «во всех случаях сам» как бы исключает в принципе возможность использование помощи органом дознания. Поэтому данный критерий также представляется неудачным для определения тех следственных действий, которые могут быть поручены органу дознания. Причины, по которым следователь не может самостоятельно произвести то или иное следственное действие, могут быть различны.   Это может быть и удаленность местонахождения следователя от места предполагаемого производства следственного действия (например, в другом городе). Причиной может быть и большая загруженность следователя по другим уголовным делам. Наконец, может возникнуть необходимость производства нескольких следственных действий одновременно, есть и другие причины. Очевидно одно: какова бы не была причина, главное — исключается возможность производства следственного действия самим следователем. Я думаю, что только при этом условии будет оправдано поручение следователя о производстве следственных действий по уголовному делу другим лицом.

Невозможность производства следственного действия самим следователем следует рассматривать как условия определяющие объем следственных и розыскных действий, поручаемых органу дознания. С моей точки зрения, соответствующие положение следует внести в ст. 38 УПК РФ, то есть указать на право следователя давать органу дознания обязательные для исполнения отдельные поручения о производстве следственных действий только при невозможности выполнить их следователю самостоятельно.

Хотелось бы рассмотреть еще один аспект: относительно содержания отдельного поручения следователя. Речь идет о полномочиях следователя давать поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий. В ч. 4 ст. 38 УПК РФ предусмотрены полномочия следователя на поручение о производстве оперативно-розыскных мероприятий.

Однако нельзя согласится с законодательным установлением о том, что подобные поручения следователь направляет органам дознания. Ст. 13 ФЗ « Об оперативно-розыскной деятельности» не называет органы дознания в качестве субъектов этой деятельности. В соответствии со ст. 7 этого же нормативного акта основаниями для производства оперативно- розыскных мероприятий могут быть как поручения следователя, так и поручения органа дознания. Очевидно, что указанные нормативные предписания позволяют сделать вывод: законодатель различает субъектов уголовно процессуальной деятельности и субъектов оперативно- розыскной деятельности. В этой связи следует признать, что следователь в праве давать поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий не органу дознания, а тому органу (или вернее, его руководителю), который назван в качестве субъекта. По моему мнению, соответствующие уточнения необходимо внести в ст. 38 УПК РФ.[12]

     При расследовании преступлений, совершаемых группой лиц, а также многоэпизодных преступлений все более актуальным становится групповой метод расследования. Необходимо отметить, что возможность создания следственно-оперативных групп (далее СОГ) законом не предусмотрена В действующем УПК РФ (ст. 163) прокурору  и начальнику следственного отдела предоставлено лишь право в случае сложности уголовного дела или его большого объема поручить производство предварительного следствия нескольким следователям, то есть создать следствен­ную группу. Существующий в этой связи пробел в

зако­нодательстве на практике приводит к отсутствию еди­ного подхода к созданию и деятельности СОГ при рас­следовании преступлений

Так, Приказом Генерального прокурора РФ от 26 06 1 997 года № 34 (п. 1 7) «Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью» было разрешено включать в состав групп по расследованию преступлений оперативных работников лишь для про­ведения оперативно-розыскной деятельности Опера­тивные работники, включенные в состав таких групп, могут производить следственные действия по уголовно­му делу только по поручению ее руководителя (следо­вателя), данному им на основании ст. 38 УПК РФ. Производство оперативными работниками следствен­ных действий без соответствующего поручения следователя недопустимо. Выполнение следственных дей­ствий не уполномоченными на то законом лицами при­водит к тому, что доказательства, полученные ими, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказы­вания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.  По уголовному делу, по которому не предста­вилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, оперативные работники принимают оперативно-розыскные меры для установления пре­ступника, уведомляя руководителя следственной груп­пы о результатах.

На практике часто встречаются случаи, когда о со­здании СОГ по конкретному уголовному делу руково­дители соответствующих подразделений правоохра­нительных органов и органов прокуратуры выносят дуб­лирующие друг друга документы. Так, к уголовному делу приобщается постановление прокурора о созда­нии следственно оперативной группы с включением в группу помимо следователей прокуратуры сотрудников милиции. При этом в ряде случаев проведение след­ственных действий поручается не только следователю, но и оперативным сотрудникам, включенным в СОГ. В деле оперативного учета имеются приказ начальника службы криминальной милиции о создании СОГ и ут­вержденный им же план проведения не только опера­тивно-розыскных мероприятий, но и следственных дей­ствий. При этом подчас следователь, не имея доступа к делу оперативного учета, не знает о конкретных опе­ративных сотрудниках, на которых возложена обязан­ность оперативного сопровождения расследования преступления, и проводимых ими оперативно розыск­ных  мероприятиях. Данное обстоятельство негативно влияет на результаты следствия.

В связи с этим представляется более целесообраз­ным издание по конкретному уголовному делу прокурором, осуществляющим надзор за следствием, и на­чальником органа, осуществляющего ОРД, совместно­го приказа о создании следственно-оперативной груп­пы с указанием конкретных сотрудников, включенных в СОГ. В дальнейшем прокурором может быть вынесено постановление о создании СОГ, которое приобщается к уголовному делу.  Более эффективной формой плани­рования представляется подготовка совместного пла­на следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по конкретному уголовному делу, утвер­ждаемого прокурором и начальником органа, осуще­ствляющего ОРД.

Следует отметить, что законодательное закрепле­ние функционирования следственно-оперативных групп имеет своих противников. Так, Ларин А.М. указы­вает, что о следственно-оперативных группах, имея в виду следователей и сотрудников органа дознания, более или менее продолжительное время работающих по одному делу, можно говорить как об организацион­ной, но не процессуальной стороне совместной дея­тельности ибо и в этих условиях следователь не вступа­ет в процессуальные отношения с отдельными сотруд­никами органа дознания, не осуществляет непосред­ственное руководство их действиями. Иное дезоргани­зовало бы работу органа дознания, привело бы к сни­жению ответственности начальника органа дознания за исполнение поручений следователя. Между тем на­чальник органа дознания не только полностью отвечает за деятельность подчиненных оперативных сотруд­ников, но и располагает такими оперативными воз­можностями, каких нет ни у одного из его подчиненных, ни у следователя. Только в случаях, когда требуется со­действие при производстве отдельного следственного действия, выделенные начальником  органа дознания сотрудники  поступают в непосредственное процессу­альное подчинение следователя.

Несмотря на отсутствие законодательной регла­ментации и существующие в теории уголовного про­цесса различные точки зрения по данному поводу, на практике деятельность следственно-оперативных групп при расследовании умышленных убийств и других осо­бо тяжких преступлений является одной из наиболее эффективных форм взаимодействия следователя про­куратуры и сотрудников оперативно-розыскных под­разделений.

В зависимости от выполняемых задач создаются следующие виды СОГ:

1. Постоянно действующие или специально созда­ваемые для организации дежурства, направляемые для осмотра места  происшествия и раскрытия  преступле­ния по  горячим следам в течение суток.

2. Создаваемые на определенный, более длитель­ный, период времени для выполнения конкретной за­дачи (например,  для реализации данных,  полученных оперативно-розыскным путем, по конкретному проверочному материалу, уголовному делу), в период возбуждения уголовных дел и проведения по ним неотлож­ных следственных действий на первоначальном этапе расследования.

3. Создаваемые для раскрытия и расследования преступлений в течение всего производства по конкретному уголовному делу — от момента его возбужде­ния до окончания расследования.

4. Постоянно действующие, специализирующиеся на раскрытии и расследовании отдельных видов пре­ступлений.

5. Межрегиональные.[13]

Что же подразумевается под понятием следственно-оперативная группа?

Следственно-оперативная группа — это организационно-тактичес­кая форма совместной деятельности по раскрытию преступления, ее создание и функционирование предусматриваются ведомственными нормативными актами. Основные положения таких актов, регла­ментирующие процессуальные взаимо­отношения следователей и работников органов дознания, основаны на уголовно-процессуальном законе (ст. 38 УПК), ко­торый предусматривает право следовате­ля давать органам дознания поручения и указания о производстве следственных и розыскных действий, оказании содейст­вия при производстве следственных дей­ствий и т.п.. Основные организационные моменты сводятся к следующему:

— создание СОГ допускается при не­обходимости раскрытия, как правило, тяжких и особо тяжких преступлений;

— создание СОГ возможно для реше­ния более узких задач (например, широ­комасштабного осмотра места происше­ствия, проведения серии параллельных обысков);

— согласно п. 4.3.1 приказа МВД Рос­сии № 334 (1996 г.) СОГ создается совме­стным решением руководителей следст­венного подразделения и органа дозна­ния и оформляется приказом начальни­ка соответствующего органа внутренних дел; если СОГ создается постановлением прокурора, то такое решение согласует­ся с начальником ОВД;

— руководителем СОГ назначается следователь, который принимает дело к своему производству.

Деятельность следст­венно-оперативных групп  долж­на происходить в уголовно-процессуальных рамках и подчиняться определенным общим условиям, характеризующим групповое расследование. Среди них можно обозначить следующие:

1. Законность, обоснованность и своевременность создания группы. По­нятия «сложность» или «большой объем уголовного дела» как основания ведения предварительного следствия группой сле­дователей (ст.163 УПК) характеризу­ются следующими признаками;

— возникновение значительного числа версий о лицах, совершивших пре­ступление (совершение преступления группой), и его обстоятельствах, проверку которых необходимо провести одно­временно;

— поступление данных о сходных между собой преступлениях, имевших место на территории различных населен­ных пунктов, в связи с чем возникает срочная необходимость проверки версии о совершении их одними и теми же ли­цами;

— наличие в материалах дела боль­шого количества однородных «серий­ных», связанных между собой преступ­ных эпизодов, совершенных одним спо­собом, раздельное расследование кото­рых невозможно (мпогоэпизодность дела);

— необходимость одновременного проведения в короткий срок обширного ряда трудоемких организационных, след­ственных действий и оперативно-розы­скных мероприятий, которые предстоит выполнить в различных местах;

— необходимость одновременного расследования преступлений, совершен­ных на ряде крупных объектов, при от­сутствии возможности выделить само­стоятельные уголовные дела;

— установление в ходе расследова­ния уголовного дела наличия организо­ванной и тщательно законспирирован­ной устойчивой преступной группы;

— привлечение по делу большого числа обвиняемых, совместно совершив­ших одно или несколько преступлений;

— обширность территории, на кото­рой приходится вести расследование, если невозможно ограничиться поруче­ниями о производстве следственных и иных действий;

— совершение преступлений (в це­лом или отдельных эпизодов) в условиях неочевидности, представляющих трудно­сти для их раскрытия и установления ви­новных лиц;

— необходимость проведения одно­родных следственных действий с много­численными свидетелями и потерпевши­ми;

— невозможность или затруднитель­ность раскрытия преступления без посто­янного оперативно-розыскного обеспе­чения деятельности следователя (следо­вателей).

Необходимость в создании группы может возникнуть как в момент возбуж­дения дела, так и на более поздних эта­пах расследования. Чем раньше создана группа, тем эффективнее используются ее силы: члены группы затрачивают ми­нимальное время на ознакомление с со­бранными исходными данными, легче справляются с объемом работы и прово­дят расследование полно и качественно, при этом не нарушая установленные за­коном сроки следствия и содержания об­виняемых под стражей.

Групповой метод должен применять­ся по мере необходимости: не только для расследования всего дела вплоть до его завершения, но и для одновременной проверки в начальный период значитель­ного числа версий о лицах, совершивших преступление, и его обстоятельствах или на заключительном этапе при необходи­мости предъявления обвинения большо­му числу обвиняемых, проведения их до­просов, ознакомления всех участников процесса с материалами дела.

Требование законности относится к обязательности ознакомления участни­ков процесса, со всем составом следственной группы, сотрудники каких бы ведомств, подразделений в нее ни входили. При создании след­ственно-оперативной группы участникам процесса необходимо объявлять только тот состав группы, который бу­дет непосредственно участвовать в про­изводстве следственных действий.

2. Определение состава группы, пре­делов ее полномочий. Надлежащий по­рядок создания группы и процессуаль­ное оформление изменений в ее составе.

Количество участников группы зави­сит от объема работы, квалификации со­трудников, размера и протяженности территории, па которой придется произ­водить расследование, необходимости и длительности активного оперативного обеспечения и т.п. Как бы ни был велик объем работы, создавать чрезмерно боль­шие следственно-оперативные группы не рекомендуется по причине сложности управления такими формированиями.

При комплектовании группы необхо­димо учитывать радиус се деятельности, кадровые возможности ОВД и подразде­лений других ведомств, практический опыт работы сотрудников в группах, их знания, специализацию, способность идти на деловой и психологический кон­такт, предварительное участие в форми­ровании материалов или расследовании этого дела и др.

Во внимание необходимо принимать и возможность участника группы полу­чить освобождение от работы в своем подразделении. Нужно стремиться к тому, чтобы следователи, входящие в группу, не привлекались для расследова­ния других уголовных дел, пока группа не завершит работу. Желательно, чтобы часть следователей, в том числе и руко­водитель группы, специализировались на расследовании именно этою вида пре­ступлений (например, экономических, преступлений несовершеннолетних, убийств). И чем сложнее дело, тем выше должна быть квалификация следователей.

При выборе руководителя группы необходимо учитывать его профессиона­лизм, опыт, организаторские способнос­ти, инициативность, специализацию, де­ловитость, умение идти на психологиче­ский контакт и ориентироваться в не­ординарных ситуациях.

Вне сомнения, что группа должна производить расследование только при надлежащем процессуальном оформле­нии ее полномочий.

Уголовно-процессуальное законода­тельство в ч. 1 ст. 163 УПК однозначно указывает, что решение о поручении рас­следования нескольким следователям фиксируется в постановлении о возбуж­дении дела или посредством вынесении отдельного постановления.

Следователь и орган дознания, хотя и полномочны возбудить уголовное дело, но не вправе принять решение о созда­нии следственной группы, что находится в исключительной компетенции прокуро­ра  и начальника следст­венного отдела (ч. 2 ст. 163 УПК).

Па практике в составе группы при расследовании уголовных дел  наблюдаются частые изменения. Происходят увеличение или уменьшение состава группы, передача дела по подследствен­ности, соединение или выделение дел, отпуска, болезни, командировки сотруд­ников и т.п. Такие изменения, даже если они касаются работников органа дозна­ния, по поручению следователей, произ­водящих отдельные следственные дейст­вия, должны доводиться до сведения уча­стников процесса и оформляться отдельным поста­новлением (приказом) вышестоящего руководителя или лица, создавшего следственно-оператив­ную группу.

Факт объявления участникам про­цесса состава следст­венно-оперативной группы (любых изме­нений в нем) должен фиксироваться либо в специальном протоколе, либо в конце соответствующего постановления от­дельной записью.

3. Принцип единоначалия и едино­личного производства следствия. Руко­водящая роль следователя, принявшего дело к производству.

Следователь, назна­ченный руководителем  следственно-оперативной группы, выно­сит постановление о принятии дела к про­изводству, перечисляя следователей и работников органа дознания — членов группы, независимо оттого, находилось оно к этому моменту в его производстве или производстве другого следователя.

Уголовно-процессуальное законода­тельство не содержит никаких ограниче­ний полномочий следователей — членов группы в зависимости от их роли в рас­следовании. Все следственные действия имеют одинаковые процессуальные по­следствия вне зависимости оттого, кто из группы их выполнит. Поэтому необходи­мо отметить специфическую черту реали­зации принципа единоличного ведения следствия в деятельности следственно-оперативной группы: на уровне правоотношений с обвиняемыми, потерпевшими, свидетелями и т.п. каж­дый следователь действует единолично, неся полную персональную ответствен­ность за законность и качество всех про­изводимых им процессуальных действий, т.е. за часть общей работы, а также за уте­рю или повреждение вещественных до­казательств.

Расследование — процесс творчес­кий, причем не только для руководителя, но и для каждого следователя, входящего в группу. А значит, другие следователи не превращаются в безответных исполните­лей чужих решений, они обладают про­цессуальной самостоятельностью в объ­еме, указанном в ч. 5 ст. 163 УПК. По­скольку процессуальная самостоятель­ность означает личную ответственность, то эти следователи — члены группы не­сут персональную ответственность за вверенный участок работы. Любой следо­ватель, участвующий в расследовании, вправе иметь свое мнение и реализовы­вать его в порядке, указанном в процес­суальном законе, но лишь в части, каса­ющейся эпизодов преступной деятельно­сти и лиц, которыми он занимался.

Руководитель следст­венно-оперативной группы должен быть хорошим организатором, высококвали­фицированным следователем, должен специализироваться в той области, в ко­торой производится расследование, а также разбираться в оперативно-розыск­ной деятельности.

Принятие решений, определяющих направление и ход всего расследования, требует исследования и оценки всех до­казательств в их совокупности. Но на практике усилиями нескольких сле­дователей достигается такой приток ин­формации по делу, что один человек (ру­ководитель) не в состоянии ее проанали­зировать и принять верное решение. Кроме того, необходимо учитывать, что информация к руководителю поступает параллельно и по оперативному каналу — через оперативных уполномоченных. Слаженность в работе группы возможна лишь тогда, когда каждый следователь — член группы знает не только материалы, относящиеся к его участку работы, но и общее состояние расследования по делу. Для этого, а также для исключения дублирования в расследовании необходимо организовать информирование внутри группы. Средством получения информа­ции могут служить устные сообщения членов группы на оперативных совеща­ниях, различные схемы, графики с ука­занием преступных эпизодов, личной деятельности каждого обвиняемого, ко­личества похищенного и возвращенного законным владельцам, наличия доказа­тельств по каждому эпизоду и т.п. Разу­меется, ознакомление с организационны­ми и процессуальными материалами не заменяет непосредственного общения членов группы между собой и совместно­го обсуждения важных вопросов.

Практика личного ознакомления сле­дователя (как руководителя группы, так и рядового члена) с результатами опера­тивно-розыскной деятельности, имею­щими отношение и к возбуждаемым, и находящимся в производстве уголовным делам, во многом обеспечивает решение задачи объективного, полного и всесто­роннего исследования обстоятельств пре­ступления, его раскрытия, и не противо­речит нормам уголовно-процессуального закона.

Предоставление следователю воз­можности ознакомления с оперативно-розыскными материалами не означает нарушения интересов оперативно-розы­скной деятельности, так как отдельные данные о применении оперативно-розы­скных мер не подлежат разглашению, а следователю представляются только до­кументы, содержащие информацию, имеющую значение для раскрытия пре­ступления. Следователи, в том числе и руководитель группы, не вправе рекомен­довать наиболее, с их точки зрения, це­лесообразные приемы, средства и мето­ды  оперативно-розы­скной деятельности.

4. Планирование работы группы. Эффективность деятельности  следственно-оперативной груп­пы во многом зависит от ее планирова­ния. Единый план следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий здесь является наиболее рациональным. По сложному уголовному делу уже при его возбуждении складывается общее представление о существе обстоятельств, подлежащих доказыванию и расследова­нию. Тщательное планирование позволя­ет наиболее согласованно проводить ком­плекс следственных действий, оперативно-розыскных мер, поисковых мероприя­тий, своевременно их корректировать, осуществлять контроль за их реализаци­ей. Действия оперативно-розыскного ха­рактера целесообразно указывать в об­щем плане (задача, срок, исполнитель) без расшифровки средств и методов ОРД. Использование совместного плана на первоначальном этапе расследования позволяет руководителю СОГ более эф­фективно организовывать работу всех членов группы.

Заключительный этап расследования связан с оформлением материалов дела. Здесь важна их систематизация, цель ко­торой — облегчить составление обвини­тельного заключения, предоставить воз­можность всем участникам процесса озна­комиться с материалами уголовного дела.[14]

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основной целью деятельности всех правоохранительных органов в целом, является успешная борьба с криминалом. И от того, как будет построено их взаимодействие, как эффективно и быстро будут раскрываться преступления зависит благополучие всего общества. Поэтому необходимо предпринимать, не откладывая на завтра, конкретные меры для координации деятельности этих органов.

В настоящее время взаимодействие различных служб в органах внутренних дел находится на недопустимо низком уровне. А ведь именно оно позволяет существенно увеличить эффективность работы не изменяя структуры и состава служб, и не расходуя средств на новое дорогостоящее оборудование, что особенно актуально в настоящее время. Очевидно, что если аппараты МВД перестанут представлять собой отдельные службы, а станут единой системой, объединенной едиными целями и задачами, едиными мероприятиями и планами эффективность работы возрастет в несколько раз.

Взаимодействие должно осуществляться не как самоцель, а как метод для поиска новых путей в решении такой глобальной задачи, как улучшение криминогенной обстановки в России.

                              Использованная литература

1.   Конституция РФ

2.   Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001г.

3.  Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»

4. Инструкция «По организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии престу­плений», утверждена приказом МВД РФ № 334 от 20.06.96 г.

5. Временная инструкция «Об особенностях взаимодействия органов предварительного следствия и оперативных подразделений криминальной милиции» », утверждена приказом МВД РФ № 215 от07.03.02 г.

6.  Смирнова И. С. Процессуальные и организационные основы деятельности следственных и следственно-оперативных групп.// Законодательство и практика, 2000, № 1(4)

7. Каким должно быть содержание отдельного поручения следователя.// Российский следователь, 2002, № 2    

 8. Взаимодействие следователя прокуратуры и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность при расследовании преступлений.// Российский следователь, 2002, № 5

9.   Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений Минск, 1983.                      10. Дербенев А. П. Взаимодействие  следователя и органа дознания при расследовании  преступлений-М., 1983.                                                          

11.Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика – М., 1992.

12. Чувилев А. А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией- М., 1981.                                                                                     

13.  Взаимодействие Оперативных и следственных аппаратов ОВД. Лекция ОРД. РВШ МВД РФ 96 г.

14.   Советский Энциклопедический словарь. Издание 2. М., 1983.


[1] Советский энциклопедический словарь. Издание 2. М. 1983.

[2] Взаимодействие оперативных и следственных аппаратов ОВД. Лекция ОРД. РВШ МВД РФ 96г.

[3] Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983.

[4] Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983.

[5] Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983.

[6] Дербенев А.П. Взаимодействие следователя и органа дознания при расследовании преступлений. М. 1983.

[7] Чувилев А. А. Взаимодействие следователя ОВД с милицией. М. 1981.

[8] Дербенев А.П. Взаимодействие следователя и органа дознания при расследовании преступлений. М. 1983.

[9] Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика – М.., 1992.

[10] Взаимодействие следователя прокуратуры и органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность при расследовании преступлений. // Российский следователь. -2002. -№5

[11] Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983.

[12] Каким должно быть содержание отдельного поручения следователя? // Российский следователь.-2002.-№2

[13] Взаимодействие следователя прокуратуры и органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность при расследовании преступлений. // Российский следователь. -2002. -№5

[14] И.С. Смирнова. Процессуальные и организационные основы деятельности следственных и следственно-оперативных групп.// Законодательство и практика.-2000. -№1(4)