Содержание

 

Введение

1.         Социальная структура общества

1.1.     Понятие социальной структуры общества

1.2.     Изменение социальной структуры российского общества в переходном периоде

2.         Социальная структура современного российского общества

3.         Социологические исследования структуры российского общества на современном этапе

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Любое общество всегда структурировано по многим основаниям — национальным, социально-классовым, демографическим, расселенческим и т.п. Структурирование, то есть принадлежность людей к тем или иным социальным, профессиональным, социально-демографическим группам, может порождать социальное неравенство. Даже естественные генетические или физические различия между людьми могут стать основой для формирования неравных отношений! Но главное в обществе — те различия, те объективные факторы, которые порождают социальное неравенство людей. Неравенство есть непреходящий факт всякого общества. Ральф Дарендорф писал: "Даже в процветающем обществе неравное положение людей остается важным непреходящим явлением… Конечно, эти различия больше не опираются на прямое насилие и законодательные нормы, на которых держалась система привилегий в кастовом или сословном обществе.

Социальными называют те различия, которые порождены социальными факторами: разделением труда, укладом жизни, социальными ролями, которые выполняют отдельные индивиды или социальные группы.

Структурированное общество может быть представлено как совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных областей социальной жизни: экономической, политической, духовной, общественной, в которой иногда выделяют семейно-бытовую сферу. В каждой из указанных сфер социальной жизни имеет место собственное социальное расслоение, собственная структура. Социальные различия между людьми определяют социальную структуру. В ней проявляется в первую очередь экономическая структура общества. Основные элементы этой структуры — классы, социальные и профессиональные группы, страты.

1.         Социальная структура общества

 

1.1.     Понятие социальной структуры общества

 

В социальной структуре общества принято выделять следующие подструктуры: социально-поселенческую, социально-классовую, социально-этническую, социально-демографическую. Каждая подструктура характеризуется своим набором социальных организаций и учреждений, своей системой социальных ролей, социальных ценностей и норм.

Основным элементом социальной структуры являются:

·          социальные общности (большие и малые группы);

·          профессиональные группы;

·          социально-демографические группы;

·          социально-территориальные общности.

Самая крупная единица в социальном структурировании общества — класс. В социологии имеются различные определения этого понятия. В.И. Ленин дал лучшую дефиницию классов, показав, что классы — это большие группы людей, различающиеся по своему месту в системе производства, по их отношению к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают.

Социально-классовая структура общества всегда подвижна. Исчезают одни классы и социальные группы, появляются новые, а иногда, как это произошло сегодня в нашей стране, — классы и социальные группы возрождаются. Например, крестьяне-единоличники, предприниматели.

Довольно длительное время отечественные социологи, исходя из марксовой схемы, видели в социальной структуре нашего общества два дружественных класса: рабочий класс и колхозное крестьянство, добавляя социальную группу интеллигенции. Формально каждая из этих групп обладает необходимыми для социального структурирования признаками. Но это слишком плоская фотография, и она не дает ответа на многие вопросы. Например, куда по этой классификации следовало относить партийную и хозяйственную номенклатуру, которая также, по ленинскому определению, обладала всеми необходимыми классообразующими признаками. Скорее всего она являлась не просто самостоятельным классом, а в силу ее возможностей распоряжаться собственностью, иметь значительную долю общественного богатства, играть определенную роль в организации труда — основным классом общества. Тогда становится понятным определение "августовская революция 1991 года" — устранение от власти класса номенклатуры. В западной социологии, подчеркивая роль современных менеджеров в экономической и государственной жизни, пишут о революции управляющих.

В обществе всегда имеется класс, который выполняет функции ведущего. В условиях научно-технической и информационной революции, наметившегося перехода к постиндустриальному обществу таковыми становятся те социальные группы, в которых накапливается потенциал для качественного прорыва в развитии общества. К ним относятся инженерная интеллигенция, носители высокотехнологического, наукоемкого производства, создатели программных продуктов — то есть инженеры, конструкторы, управляющие, высококвалифицированные рабочие. Сюда же примыкают представители гуманитарной интеллигенции, которые обеспечивают вложения в человека, его индивидуальное развитие, — ученые, учителя, работники высшей школы и т. п. Именно эти социальные группы, возможно, создают основу нового среднего класса нашего общества, обеспечивая его прогресс, стабильность, и являются по-настоящему ведущим классом.

Наряду с горизонтальной расшифровкой социально-классовой структуры можно осуществить и вертикальную, по уровню образованности, профессиональной квалификации. Например, среди рабочих выделить группы низкой, средней и высокой квалификации. Исследования показывают, что деление на три группы вполне достаточно.

Сложнее осуществить вертикальную расшифровку интеллигенции. Традиционно к ней относятся люди, занятые профессионально умственным трудом, требующим специальной подготовки. В социологии эту группу часто делят на собственно интеллигенцию и служащих. К интеллигенции причисляют работников, профессионально занятых квалифицированным умственным, как правило, творческим трудом, требующим высшего и среднего специального образования, хотя это могут быть и практики. К служащим-неспециалистам относятся работники умственного труда, где не требуется обязательно научное образование, хотя оно может быть: рядовой милиционер, кассир, секретарь, учетчик и т. д. Не следует относить к интеллигенции всех людей, которые закончили вузы. Среди рабочих тоже есть люди с высшим и средним специальным образованием. Определяющим в этом плане является характер труда. В отечественной социологии попробовали найти выход, введя понятие рабочий-интеллигент. Это группа рабочих, занятых квалифицированным трудом, где требуется хорошая профессиональная подготовка, специальное образование. Например, рабочие-испытатели, летчики, операторы сложных станков и установок и т.п.

Можно определенно говорить, что с развитием общества его социальная структура все более усложняется и отдельные группы людей находятся как бы на стыках разных классов и социальных групп.

1.2. Изменение социальной структуры российского общества в переходном периоде

Специфика российской действительности заключается в том, что в условиях переходного состояния общества групп, находящихся на стыках различных социальных классов, появляется все больше.

Российское общество отличается еще и тем, что в его формировании большую роль занимают идеолого-политические факторы. Не секрет, что радикальные демократы проводили политику быстрого перераспределения собственности и создания новых социальных групп, обеспечивающих им политическую поддержку.

Широко известно, что новое постперестроечное время внесло принципиальные перемены в социальную структуру российского общества. Происшедшая мирная революция по сути возродила уничтоженную в свое время Октябрем систему прежних капиталистических отношений и привела к сосуществованию частной собственности с государственной, которую было принято именовать социалистической. Результат этого — влияние происшедших перемен не только на классовую, но и на социально-профессиональную, социально-функциональную структуры общества.

Очевиден политический аспект новообразований социальной структуры. Политическая сущность структуры общества в прошлом была главным предметом социальной фальсификации в интересах власти. Партийно-государственные идеологи длительное время небезуспешно маскировали действительное положение рабочего класса мифами о его руководящей роли. В современной России социальная структура скорее неосознанно политизируется культом "среднего класса", что мешает осознанию реальной классовой поляризации нашего общества, скрывает обострение противоречий между трудом и капиталом.

Какова суть качественных перемен в социальной структуре нашего общества? В прошлом, при тоталитарном строе была четко (однозначно) выражена иерархия социальных групп, разделяющих права использования собственности при централизации функции "распоряжения" собственностью и отчуждении функции "владения" ею. Теперь в современном обществе структура классово дифференцирована пропорциями разных видов собственности, в том числе частной, и функциями не только распоряжения, но и владения ею.

В новых условиях изменился былой статус социальных групп. В верхние элитные и субэлитные слои, помимо традиционных управленческих групп, включаются крупные собственники — новые капиталисты. Появился средний слой — относительно материально обеспеченные и "устроенные" представители разных социально-профессиональных групп преимущественно из предпринимателей, менеджеров и части квалифицированных специалистов.

Основной, базовый, по определению Т.И. Заславской, социальный слой — самый многочисленный в России (60-65%). Он охватывает все социально-профессиональные группы населения с ограниченным имущественным достатком и социально-политическим влиянием — от массовой интеллигенции (учителя, медработники, техники, инженеры и т.п.) до многочисленных категорий людей физического труда. У основания этого конуса в "нижнем слое", преимущественно представители неквалифицированного труда с самыми низкими доходами и затем на самом "дне" — люмпенизированные десоциальные группы.

Такой "слоевой срез" не исключает принятых классических систем общественных группировок — классовой, социально-профессиональной и социально-функциональной. Они настолько глубоки, что в свое время сказались не только на всем комплексе социально-культурных характеристик групп, но даже на некоторых антрополого-физиологических чертах. "Слои" же говорят о возможности известного размывания традиционных социальных границ, но не "отменяют" их. К примеру, рабочие остаются рабочими. Признание "слоев" не нарушает, а лишь дополняет принятое понимание традиционной структуры общества, подчеркивая известную диффузию его границ как классовых и социально-профессиональных, так и социально-функциональных, связанных с распределением власти.

Классовая структура основана на дифференциации отношений собственности, отделении ее владельцев, распорядителей, нанимателей (прямых или косвенных) от нанимаемой рабочей силы — физической или умственной, квалифицированной или неквалифицированной. Социально-функциональная структура, в отличие от классовой, выделяет группы не по социально-экономическому положению, а по управленческому статусу — власти-распоряжению или подчинению-исполнению. Чаще всего, у класса капиталистов владение сочетается с функциями власти-распоряжения, хотя такое прямое сочетание и необязательно. Распорядительные функции менеджеров могут и не сочетаться с функциями "владения", а лишь исполняться в интересах властвующих элитарных групп подлинных собственников.

Анализ социальных новообразований современного российского общества вскрывает самые непривычные для нас в прошлом отношения, связанные с возрождением классической классовой структуры, определяемой противостоянием труда и капитала, с которой неизбежно корреспондируют распределения власти и отчасти престижа.

Разумеется, природа труда и капитала в современных постиндустриальных обществах по сравнению с эпохой К. Маркса существенно изменилась. Наряду с сохраняющимся традиционным трудом рабочего, расширяется сложный комплексный высококвалифицированный, во многом творческий труд, требующий знаний, инициативы и интеллекта, что влияет на социальную природу наемного труда. Капитал, находясь в мировой конкуренции, должен с этим считаться и делиться прибавочным продуктом (прибавочной стоимостью), создаваемым таким трудом, с теми, кто им овладел. Чем созидательнее и масштабнее такой по существу интеллигентский труд, тем сильнее позиции его обладателей в рыночных отношениях и соответственно ограниченнее возможности бесконтрольного самоуправства капитала.

Тенденция образования "среднего класса" не снимает воссоздания в нашем обществе традиционной классовой структуры при переплетении государственной и капиталистической собственности и чем дальше, тем со все более очевидным противостоянием труда и капитала, а одновременно глубокой социально-функциональной дифференциацией власти и труда.

Так или иначе очевидно паразитическое утверждение частной собственности на орудия и средства производства, способствовавшее подрыву многих отраслей экономики страны и за короткий срок разделившее народ на противоположные, действительно антагонистические классы — нанимателей и нанимаемых, имущих и обездоленных.

Если в 1990 году в частном секторе было занято не более 7% занятых в экономике, то в 1997 году здесь сосредоточилась уже половина рабочих и специалистов, в последующие годы этот рост продолжался. В 2000 году в государственном секторе было занято 24,4 миллиона человек, в частном — 27,9 миллиона.

Произошла весьма своеобразная социальная "революция". Обычно революция претендует на то, чтобы "те, кто был ничем, стал всем". В данном случае должностная номенклатура — наиболее удачливые из тех, кто был почти "всем", стали ими уже окончательно и безгранично. Не случайно, партийно-государственный аппарат, как считает Р.В. Рывкина, "инициировал перестройку", когда для этого уже в 80-е годы открылись возможности [13]. Те, кто в недавнем прошлом находились на партийно-хозяйственных или общественно-командных высотах, поднялись еще выше, а главное прибрели новое качество — стали собственниками-капиталистами, получив тем самым легальную возможность закрепить свои господствующие позиции в обществе и обеспечить себя и свою родню, наследников "до седьмого колена" вдруг обретенной собственностью, в том числе на средства производства. По выражению В.И. Ильина, в результате этих перемен произошла "маркетизация аппарата" и создана была благоприятная почва для его "сращивания с теневой экономикой".

Государственные предприятия в новой системе, если не считать некоторых относительно доходных за рубежом преимущественно сырьевых отраслей (в первую очередь, по добыче нефти), в большинстве своем оказались в плачевном состоянии. Их, не считаясь с инфляцией, государство стало плохо финансировать, не компенсировалась и часто с большими задержками выплачивалась зарплата. В частном секторе оплата, хотя нередко отставала от прежних доперестроечных норм, все же была значительно выше, чем в государственном, и выплачивалась намного аккуратнее.

Естественно, в частном секторе как более доходном, сосредоточивалось относительно больше мужчин и молодежи, а специалисты высокой квалификации, особенно пожилого возраста, потеряли свое былое преимущество. Главным для них теперь оставался ущербный государственный источник дохода. Такое развитие экономики было явно болезненно для страны в целом, хотя бы потому, что частная собственность в первую очередь утверждалась в прибыльных потребительских отраслях за счет многих производственных отраслей. Неслучайно, валовое производство в промышленности за 90-е годы резко сократилось. Сильно пострадало и сельское хозяйство, свободное теперь "от организации", а главное от снабжения техникой, удобрениями и в значительной мере лишенное заказов, вынужденное конкурировать с западными импортерами.

В итоге наблюдалось заметное обнищание широких слоев населения.

В России в целом "многократно усилилась социальная и культурная поляризация "верхов" и "низов": "Зона бедности" с конца 80-х годов расширилась с 18% до 40-50%. Особенно страдали от низких заработков люди, работающие в сфере культуры, образования, науки, которые оставались только на государственном обеспечении. В плохом положении оказались многие отрасли промышленности, которые не выдерживали непривычных рыночных отношений. Преимущества не производственного, а потребительского сектора в экономике сказались на отраслевой и социально-профессиональной структуре населения. В частном секторе резко возросло население, занятое в торговле и сфере обслуживания, где государственный сектор был сведен к минимуму и сохранялся в основном в промышленности, отчасти на транспорте и по существу монополизировал сферу культуры, где соответственно преобладала нищенская оплата труда.

Перемены отразились на социально-профессиональной структуре населения. Число рабочих, занятых в производственных отраслях, заметно уменьшилось, что отразилось на поколенческой структуре. В новом поколении вырос удельный вес руководителей, которые были часто связаны с капиталом, и группа обслуживающего персонала, зафиксированного в категориях умственного труда невысокой квалификации. Принципиальные перемены в социальной структуре, естественно, органически связаны с имущественным положением и доходами социальных групп трансформированного общества.

Социально-экономические причины отчасти понятны. По официальным данным в Российской Федерации не менее 1/3 населения живет ниже прожиточного минимума. Это чаще всего малоквалифицированное и престарелое население. В стране 1/4 часть населения пенсионеры, подавляющее большинство которых остро нуждается. Но они не могут быть причиной и субъектом социального взрыва.

Более проблематичны — социальные, во многом социально-политические причины. В прошлом для активных групп населения они в известной мере снимались массовым сознанием открытых возможностей социальной мобильности на всех общественных уровнях, доступностью высоких социальных позиций в обществе, "народностью элиты", действительно сформированной не из кастовых привилегированных групп, а из самых широких слоев населения.

С развитием частной собственности существенно меняется механизм социальных перемещений. "Свернувшаяся" экономика все меньше предъявляет спрос на рабочую силу. Поэтому впервые за всю "послеоктябрьскую" историю именно в последние пост-перестроечные годы массовая социальная мобильность стала сужаться.

Заметно стали сказываться на трудоустройстве и карьере возрастные различия. Но даже в молодежных группах интенсивность мобильности несколько сократилась.

С социальной точки зрения важно отметить принципиальные различия сегодня в социальной мобильности в государственном и частном секторах народного хозяйства. Обнаружились безусловные преимущества в частном секторе, поскольку здесь делали ставку на более дееспособные молодые и активные группы. Особенно высокой мобильностью отличаются предприниматели.

Рабочий класс теперь не синоним людей, занятых физическим трудом. Скорее это те, кто в базовом слое — рабочие, крестьяне и массовая интеллигенция — принадлежат к армии наемного труда. Такая трансформация классов неизбежна, когда меняются индустриальные основы производства и расширяется интегрированный тип рабоче-инже-нерного труда, имеющего много социально общего с занятиями массовой интеллигенции. Весь наемный труд, включающий массовую интеллигенцию — источник неразделенной прибавочной стоимости. Они объективно противостоят классу нанимателей-капиталистов и сросшимся с ним государственных "попечителей".

2.         Социальная структура современного российского общества

Социальная структура современного российского общества является следствием болезненной экономической структурной перестройки, затяжного переходного периода. По характеру социальной структуры можно проследить такие показатели как: уровень и качество жизни, профессиональную ориентацию, экономические приоритеты, основные ценностные установки. Поскольку в России мы наблюдаем ухудшение всей совокупности этих показателей, постольку можно с определенной долей уверенности утверждать о деформированной социальной структуре.

Современное общество – это, прежде всего, профессионально стратифицированное общество. Разработанные методики построения стратификационных срезов основываются на тесной зависимости трёх основных базовых элементов: образование > профессия > доход. Составляются многомерные, многофакторные стратификационные срезы, где профессиональные группы ранжированы в иерархическом порядке по принципу высших, средних и низших классов. В зависимости от принадлежности к тому или иному классу (страте), занимается более высокое или более низкое положение в обществе, которое определяется родом занятий, уровнем дохода, качеством и продолжительностью образования. Принципиально важным является то, что реальностью стабильного, благополучного общества является наличие нормалей иерархического социального ранжирования. Это выражается, прежде всего, в том, что если высший класс составляет грамотная, высококомпетентная, экономически независимая общественная элита, то низший класс – это группа лиц, не имеющих профессионального образования, связанная по роду занятий с малоквалифицированным трудом, вследствие чего имеющих довольно низкие доходы. Существенным признаком достаточно развитой социальной структуры является значительная доля среднего слоя или среднего класса, что является обязательным условием баланса социальных интересов и общественных предпочтений.

Что мы имеем в России? Отечественные реалии таковы, что осуществление иерархического ранжирования по современным общепринятым методикам практически невозможно. Можно лишь представить простую сумму одномерных стратификационных срезов по доходам, по уровню образования, по профессиям, которые не сводимы в единую матрицу.

То обстоятельство, что в высших и средних слоях наряду с достойными представителями общественной элиты могут оказаться «случайные» люди (торговцы, обслуживающий персонал крупных фирм и банков, и просто лица, чей капитал, как правило, неизвестного происхождения), а в низших классах, соответственно, такие категории как: научные работники, учителя, врачи, работники культуры, имеющие качественное образование, но очень низкие доходы, и есть наглядное свидетельство смещения экономических и общекультурных приоритетов в российском обществе от стандартных нормалей, когда взаимосвязь образования, профессии и дохода является обязательным основанием. Существенным отличием социальной структуры современного российского общества является и положение со средним классом. Речь идёт не только об отсутствии среднего класса, но и тех условий, которые способствовали бы его формированию и развитию.

Начиная с 1992 года в России при значительном снижении реальных доходов населения резко возросла дифференциация между богатыми и бедными. Разрыв между 10% очень богатых людей и 10% очень бедных людей по официальной статистике составляет 15-20 раз, а по независимым источникам — 65 раз, при том, что в экономически развитых странах в среднем этот разрыв не превышает 7-9 раз.

Тем не менее, оптимистическим фактором можно считать сохранение традиционных российских ориентаций. По социологическим опросам большинство россиян полагают, что хороший доход должен быть прежде всего результатом качественного профессионального образования и престижной интересной работы. Все другие пути респондентами, как правило, отвергались. Положительной тенденцией можно считать и то, что многие стремятся получить не одну, а две и более профессий, что не только улучшает их материальное положение, но и повышает их социальную мобильность в обществе.

В итоге можно сказать, что с исчезновением негативных тенденций экономики переходного периода по мере ускорения структурных изменений в общественном разделении труда постепенно исчезают препятствия для формирования адекватной российскому потенциалу социальной структуры.

3.         Социологические исследования структуры Российского общества на современном этапе

 

В 90-е годы в Российском обществе начинают развиваться трансформационные процессы: экономическая реформа, плюрализация форм собственности, демократизация, что повлекло за собой возникновение новых социальных общностей, изменение положения традиционных классово-групповых общностей, их границ, количественных и качественных характеристик, возникновение маргинальных и пограничных слоев. Переход от советского к более демократическому обществу рассматривается как процесс становления гражданского общества – демократического, рыночного, правового. Оно, с одной стороны, является полем, на котором развертывается борьба разнонаправленных частных и групповых интересов, субъектами которых выступают различные слои и общности, а с другой, — активным фактором этого процесса.

В эти годы большинство исследователей социальной структуры в России изменили парадигму исследований. Произошел переход от марксистской парадигмы к теории социальной стратификации. Под социально-стратификационной структурой общества понимается многомерное, иерархически организованное социальное пространство, в котором социальные группы и слои различаются между собой степенью обладания собственностью, властью и статусом. Основными критериями расслоения рассматриваются экономический, профессиональный, властный, а также степень адаптации к трансформационным процессам.

Современную социальную структуру российского общества нельзя рассматривать как стабильное устойчивое явление. Появившиеся различные формы собственности привели к рождению новой социальной структуры с новыми формами социальной дифференциации. Основной характеристикой современного российского общества является его социальная поляризация, расслоение на большинство бедных и меньшинство богатых. Таким образом, налицо конфликт между сущностью проводимых экономических реформ и ожиданиями и стремлением большинства населения. Пространство социальной стратификации как бы свертывается практически к одному показателю – имущественному (капитал, собственность, доход).

Специфика российского общества, кроме прочего, состоит в том, что процесс глобализации накладывается на противоречивый процесс трансформации, сопровождающийся углублением социального неравенства (по всем показателям) и маргинализацией значительной части населения. Многие процессы, протекающие в глобальном обществе своеобразно преломляясь, имеют место и в российском обществе. Формируется класс собственников, расширяются средние слои. Появился слой менеджеров, гастарбайтеров, маргиналов, бедных. Россия активно включается в процессы «глокализации», порождая различные «гибридные практики» и «кентавризмы».

В последние десять лет акцент в исследованиях социальных структур делается на проблемах социального неравенства, расслоения[1]. Особым предметом исследований становится «средний класс», «средние слои». На разных выборках, как на региональных, так и на всероссийских, эта социальная группа исследуется на основе стратификационной парадигмы[2]. Большое внимание уделяется изучению адаптивных возможностей различных групп населения к процессам трансформации, в том числе предпринимателей[3], профессиональных групп. Исследуется поколенческий аспект развития социальной структуры. По-прежнему в центре внимания находятся проблемы регионализации социальной структуры. Регионализация и анклавизация в настоящее время – существенная характеристика всей социально-экономической и политической жизни страны. Поэтому важнейшая задача – изучение отдельных слоев и групп со всей системой социальных конфликтов и противоречий        в различных регионах страны, резко различающихся между собой по многим экономическим и социально-культурным показателям.    

Одна из наиболее проблемных областей российской жизни, претерпевшая существенные изменения в ходе реформ, — социальная мобильность в российском обществе.

Проблематика социальной стратификации российского общества является сегодня приоритетной в российской социологии. Она достаточно многопланова. Исследователями большое внимание уделяется изучению процесса формирования модели современного российского общества. Под моделью понимается сложившаяся система отношений между социальными группами, основанная на различных взаимосвязях статусных позиций этих групп: экономических, политических, социокультурных и т.д.

Социальную трансформацию общества сегодня характеризует не только появление ранее не существовавших позиций в системе стратификации – прежде всего класса крупных и средних собственников, возникновение слоя «новых бедных», маргиналов, безработных, но и их соответствующая адаптация к вновь возникающим статусно-ролевым функциям, переориентация социальной и личной идентификации.

Перед социологами стоят сложные задачи по выявлению тех элементов стратификационной структуры современного общества, которые потенциально могут создавать условия для более эффективной реализации человеческого капитала в процессе взаимодействия экономического и социально-культурного неравенства в обществе, социально-демографического потенциала социальных слоев, социальной маргинальности, особенно характерной для некоторых «старых» и нарождающихся новых слоев.

Заключение

 

За 15 лет реформ россияне в целом адаптировались к новым экономическим отношениям. Такое мнение высказал член-корреспондент РАН, директор Института социологии РАН Михаил Горшков. Он выступил на пресс-конференции, посвященной 50-летию возрождения в нашей стране социологической науки.

По словам ученого, "90% населения считает, что право собственности должно быть священным". Социолог констатировал особенность понимания демократии в России в отличие от западного понимания. "У нас в понятие демократии вкладывается не социально-политическое, а социально-экономическое содержание", — сказал Горшков и пояснил, что "вдобавок к западным критериям (равенство всех перед законом, обеспечение объективного судопроизводства и другим) для россиян демократично все, что служит повышению жизненного уровня людей, обеспечивает принципы социальной справедливости, порядок".

Вместе с тем российское общество еще далеко от желаемой социальной структуры, при которой средний класс составлял бы 60-70% населения. По данным социологических исследований, 21% россиян находится ниже черты бедности, а 17% балансируют на грани этой черты. Четверть населения относится к категории бедных, а средний класс составляет только одну треть. Богатыми являются 5% россиян. Социологи отмечают, что средний класс растет со скоростью только около 0,8% в год. "Мы не видим признаков изменения социальной структуры в ближайшие 10 лет, с этой структурой мы должны работать. Иерархия ценностных ориентаций российской молодежи остается такой же, как и десятилетия назад, хотя они не решаются признаться в этом своим сверстникам"[4].

Академик РАН, директор Института социально-политических исследований РАН Геннадий Осипов и вовсе констатировал, что "более чем 50-процентным рейтингом в стране "располагают" три общественных института — президента (во многом благодаря деятельности Владимира Путина), Российской Академии наук и православной церкви".

Список используемой литературы

 

1.         Арутюнян Юрик Вартанович — член-корреспондент РАН, советник РАН. «О социальной структуре общества постсоветской России»./ http://articles.excelion.ru/

2.         ЗаславскаяТ. И. Социально-культурные аспекты трансформации российского общества. Социол. исслед. 2001. №8. С. 9.

3.         Голенкова 3.Т. Трансформация и социальное неравенство // Социально-экономические проблемы трансформации российского общества. Тюмень, 1998.

4.         Голенкова 3.Т., Игитханян Е.Д. Средние слои современной РОССИИ, опыт социологического исследования// СоцИС, 1998, № 7.

5.         Голенкова З. Т., Игитханян Е. Д. «Социальная структура общества: в поисках адекватных ответов».// СоцИС, 2008, №7.

6.         Корсавин.П.Л. Социальная структура общества в России. М., Посткриптум,1999 г.


[1] Свобода. Неравенство. Братство: Социологический портрет современной России / Под общ. Ред. М. К. Горшкова. М., 2007.

[2] Средние классы в России: экономические и социальные стратегии. М.: Гендальф, 2003

[3] Клзырева П. М. Процессы адаптации и эволюции социального самочувствия россиян на рубеже XX – XXI веков. М., 2004; Лапин Н. И. Социокультурный портрет региона. М., 2006.

[4] Горшков М. Социальная структура российского общества и ценности демократии. /http://www.gazetaprotestant.ru/index.php/secular_news/2077